Буратино с Шапокляк, «бред сивой кобылы» и «невпихуемое» городского парламента. На КПЗ ЗакСа обсудили новый документ о расселении коммуналок и спасении исторического центра

Буратино с Шапокляк, «бред сивой кобылы» и «невпихуемое» городского парламента. На КПЗ ЗакСа обсудили новый документ о расселении коммуналок и спасении исторического центра

КПЗРасселить коммуналки и спасти исторический центр от разрушения – идею нового законопроекта, призванного решить махом обе проблемы, обсуждали в пятницу на заседании комитета по законодательству городского парламента. И те, у кого было в этот день плохое настроение или просто наблюдался объективный поход к существующей экономической действительности в городе, стране и мире, выпустили пар. Благородную идею с пустым механизмом реализации разгромили до основания. А сказка, казалось, была так близко.

Законопроект депутатов Сергея Трохманенко, Дениса Четырбока, Оксаны Дмитриевой, Михаила Амосова и Марии Щербаковой появился в повестке дня заседания КПЗ также внезапно, как обычно политические документы появляются на большом заседании городского парламента – в разделе «разное» и впопыхах.

Докладывал Сергей Трохманенко: «В историческом центре Петербурга сложилась острая и проблемная ситуация с обеспечением сохранности многоквартирных домов, признанных, в соответствии с федеральным законодательством, объектами культурного наследия, — начал он красиво, но скучно — К сожалению, действующее законодательство не позволяет комплексно и исчерпывающим образом решить проблемы реставрации, капитального ремонта и расселения коммунальных квартир в таких многоквартирных домах. Поэтому для создания надлежащей правовой основы подготовлен законопроект о реставрации, капитальном ремонте и приспособлении для современно использования жилищного фонда исторического центра Петербурга. Цель документа – решить две сложнейшие городские проблемы, с которыми не могли справиться много лет: расселить не расселяемые коммуналки, жители которых хотят разъехаться. Их много. Об этом свидетельствует огромный перечень коммунальных квартир, жильцы которых подали заявления на расселение. Но много лет ожидают потенциального покупателя. Бюджет готов дать социальные доплаты и делает это. Но большую часть должен заплатить инвестор. А ему не выгодно покупать коммуналку, так как в ней много жильцов, сами квартиры огромные, а состояние их плохое. Вторая проблема: сохранение памятников, на что у властей тоже денег не хватает. А бизнесу также не выгодно этим заниматься без дополнительных бонусов».

По данным депутата, в городе 1378 многоквартирных жилых дома – объектов культурного наследия, которые нуждаются в капитальном ремонте. Значительная часть, 426 из них, находятся в неудовлетворительном состоянии, 48 – в аварийном. Капитальный ремонт с 2014 года осуществляется только за счет Фонда капитального ремонта. И он не предполагает проведение реставрационных работ. Выборочное расселение квартир приводит к тому, что расселенная коммуналка превращается либо в хостел либо в общежитие. Как следствие – возникает социальный конфликт между «коренными жителями» дома и владельцами хостелов. Квартиры теряют исторический декор, а общедомовому имуществу наносится ущерб.

В общем депутаты — авторы законопроекта предлагают делать так: дать возможность инвестору расселять коммунальные квартиры, но не трогать отдельные. Обязывать инвестора делать реставрационные работы фасадов, лестниц, дворов. Государство будет частично компенсировать расходы бизнеса исходя из базового уровня цен. А отремонтированные квартиры инвестор будет продавать на рынке в сегменте элитного жилья.

— На чем построена финансовая модель? За счет чего инвестор вернет вложенные средства?, — спросил коллегу депутат Александр Рассудов.
-На финансовых законах. Он получает частично компенсацию из бюджета Петербурга и за счет реализации квартир. Ну там же в презентации было показано, — ответил Трохманенко.

— Что именно должен компенсировать бюджет?, — снова спросил Рассудов.
— То, что и всегда при проведении реставрации, — снова ответил Трохманенко.

— А механизм компенсации каков? Субвенция, субсидия? Что?, — еще раз спросил Рассудов.
— В законе четко определено, что кому компенсируется, — еще раз ответил Трохманенко.

— А сколько домов будет охвачено проектом?, — опять спросил Рассудов.
— Проектом будут охвачены те дома, которые будут включены в программу. Будет в итоге конкуренция программ и конкуренция инвесторов, — опять ответил Трохманенко.

— Правильно ли я понимаю, что на основании законопроекта это будет 428 плюс 48, то есть порядка 500 домов?, — в итоге спросил Рассудов.
— Если будет такое решение принято жильцами о включении домов в программу, — в итоге ответил Трохманенко.

На другие вопросы депутат от коллеги вообще ответов не получил. Тогда Александр Рассудов выступил.

«Потрясающий законопроект. Читал и плакал. Это просто невозможно! Квинтэссенция. Законопроект — это популизм по сути, который очень дорого обойдется горожанам. Такое развлечение: непонятная никому реставрация за счет наших средств налогоплательщиков потом будет куда-то реализовываться в сегменте элитной недвижимости. Финансовая модель отсутствует напрочь. Покажите мне финансовую модель, не à la Буратино пошел в гости к Шапокляк. Покажите настоящую финансовую модель, построенную по принципам финансового менеджмента, — заявил Рассудов и тут же произнес много умных слов, самым простым из которых было словосочетание «валовая выручка», но которые при реализации модели, по его словам, превращаются в обязательные элементы. И продолжил, — иначе это обман горожан, которые продолжают мучиться в коммуналках. Собрали модные темы про спасение исторического центра и расселение коммуналок. Давайте еще добавим, чтобы дети были счастливы, чтобы лето не кончалось, а всегда за нами мчалось, и вообще будет шикарный закон. Обо всем на свете. От кареты до ракеты. Детская энциклопедия «от А до Я». Если мы хотим спасти исторический центр, мы должны подходить к нему с уважением. И знаниями. В первую очередь, финансовыми знаниями и знаниями рынка. Падение продаж в сегменте элитной недвижимости происходит не первый год подряд. По причине того, что у граждан уже есть такое жилье. По Крестовскому острову в построенных домах ветер гуляет, люди даже ремонт не делают. Либо хозяева заграницей, либо огромное количество квартир не распродано. 500 домов. Как такой объем вывалится на рынок? Расшифровывать не буду. Иначе как «бред сивой кобылы» назвать это не могу».

«Прибитые» таким выступлением депутата, который немножко разбирается в недвижимости, другие парламентарии были чуть-чуть помягче.

Депутат Алексей Цивилев удивился, что на заседание КПЗ не пригласили потенциальных инвесторов, чтобы услышать их мнение:

«ЗакС — неплохая площадка, можно было бы пригласить инвесторов, я бы хотел на таких посмотреть. Ведь объемы вложений при таких проектах – это от миллиарда рублей. Таких инвесторов немного в городе. Насколько они готовы работать в рамках такого законопроекта? Или мы опять принимаем закон для бизнеса, который не понятно, нужен или нет. 48 домов находится в аварийном состоянии. Хорошо, дом расселят, компенсацию получат. А потом придет комиссия, признает его аварийным и подлежащим сносу. И мы получим не спасение, а уничтожение исторического центра. Останутся только стены. А скажут, что других инвесторов нет».

Депутат Владимир Носов сказал коротко:

«Закон не проработан. Впихнули в него все невпихуемое, простите за непарламентское выражение. Не рассмотрев даже на комиссиях по экономике и горхозяйству, которые просчитали бы экономический эффект. Надо доработать закон до удобоваримого состояния».

Депутат Сергей Купченко, как более опытный политик, сначала нашел, что похвалить. И лишь потом сделал неутешительные выводы:

«При всей резкости считаю, что по своей концепции и по идеологии закон нужный городу. Я согласен с Александром Николаевичем Рассудовым в том, что цены на элитное жилье в центре города упали. И потребность в таком жилье упала. Загородная недвижимость сегодня в зоне доступности и элита научилась считать деньги, а не просто выбрасывать. За счет чего будут эти компенсации? В документе написано, что решение о выплате принимается правительством Петербурга и ответственным исполнителем и единовременно она выплачивается. Вы в это верите? Представляете задолженность города перед теми, кто сделает реставрацию и расселение? К тому же в документе слишком много оценочных суждений. Дом должен обладать потенциалом для благоприятных условий проживания. Конечно, любое строение, имеющее границы, имеет потенциал. Но оценка этого потенциала субъективная и это станет поводом для субъективного принятия решений».

И тут выяснилось, что документ не только не прошел профильные комиссии ЗакСа, но на него даже заключения губернатора нет. Представитель Смольного в ЗакСе Юрий Шестериков сообщил, что над разработкой заключения идет работа. И обмолвился, что к документу есть возражения у юристов. Он напомнил, что однажды уже был близкий по целям закон об аренде зданий памятников за один рубль. Но программа не заработала. «Можно задекларировать хорошие намерения. Но если не будет работать экономика, ничего не выйдет», — сказал Шестериков.

Но Трохманенко не сдавался: «Меняются губернаторы, чиновники, программы, а проблема не решается. Этот законопроект позволяет включать такой механизм, чтобы жители получали квартиры и капитальный ремонт в домах, чтобы не портить исторические дома. Это — базовый закон. Возможно, есть какие-то вопросы, но их в рамках второго чтения можно поправить. При решении такой задачи должен быть комплексный подход. Понимаю, что есть как противники, так и сторонники у этого закона. Те, кто не заинтересован в решении таких важных проблем для города».

Документ в итоге вроде бы должны рассмотреть на одном из ближайших заседаний городского парламента. Но что в нем прописано конкретно – никто кроме нескольких депутатов не знает. Он объемен, до 60 страниц мелким почерком, зарегистрирован всего лишь 11 июня и даже не отсканирован в базу документов городского парламента.

О.А., Петербургский формат