Кому этот капремонта фонд вообще нужен? А он 60 тысяч исков к должникам готовит

В четверг петербуржцы в очередной раз узнали о том, что они должны государству. Но не за что-то уже полученное и сделанное, не за оказанные услуги, а за будущие вложения. Фонд капитального ремонта с момента его возникновения в 2014 году вызвал у граждан не меньше вопросов, чем пенсионный. Но если одни смирились, то 80 тысяч лицевых счетов петербуржцев Фонда капитального ремонта за эти годы не пополнились ни на копейку. Общая задолженность на сегодняшний день составляет 1,372 миллиарда рублей.

В городском парламенте на заседании комиссии по горхозяйству заслушивали отчет генерального директора НО «Фонд – региональный оператор капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах» Дениса Шабурова о деятельности Фонда в 2018 году. Согласно отчету, в 2018 году взносы в Фонд превысили 4,5 млрд руб. Собираемость средств составила более 98,5%.

У петербуржцев вопросы к Фонду возникли сразу после его появления. Многие, получая квитанции на оплату взносов, следуют правилу: нравится – не нравится, то, что приходит от государственной машины, нужно оплачивать. Но есть 2 процента наших сограждан, которые этого не понимают, и понимать не хотят. Особенно жители новостроек. Особенно пожилые жители новостроек. И аргументы в отношении недавно, но неплохо построенных домов их все равно не устраивают. «Зачем платить взносы на капитальный ремонт в прошлом году построенного дома 60-летней одинокой женщине? Куда идут эти средства, и с какого перепугу я должен спонсировать будущее? Опять обманут? Очередная «пирамида»?», — именно такие риторические вопросы чаще всего задают граждане.
Денис Шабуров, который оказался заведомо во всем виноватый, сообщил, что Фонд в 2018 году проводил ремонты в 2340 домах на сумму более 9,2 млрд руб, половину из которых он получил от государства. Был сделан ремонт 253 фасадов, заменены 785 лифтов, ремонт крыш, инженерных сетей и другие работы.
На комиссии сначала возник вопрос о мерах, связанных с борьбой с должниками. Им отправлено в прошлом году 150 тысяч писем по 15 рублей за отправление каждого и составлено 27 тысяч исковых заявлений (госпошлина 200 рублей за каждый). Выяснилось, что расходы на канцелярию идут из средств на уставную деятельность фонда.

Депутат Александр Рассудов обратил внимание на динамику формирования задолженности. На 1 января 2016 она составляла 555 миллионов рублей, потом возросла в два раза и на 1 января 2019 года составила 1,372 миллиарда.

— Граждане платят взносы не вовремя и не в полном объеме. Даже в 2018 году, который был достаточно успешный, собираемость составила 98 процентов. Математически задолженность будет увеличиваться ежегодно. 300 тысяч лицевых счетов у нас несвоевременно оплачивают. 80 тысяч – не платили вообще ни разу. Вводится новое строительство. Люди в новостройках получают квитанции, психологически не готовы их оплачивать. Превалирует точка зрения, что капитальный ремонт наступит еще не скоро. Но практика показывает, что эта точка зрения ошибочна, — пояснил глава Фонда.
Шабуров выразил сожаление, что в мировые суды пока нельзя подавать иски к должникам в электроном виде, как в арбитражный. И приходится по каждому иску собирать бумажный комплект документов. К слову, после направленных писем о долгах, удалось собрать 70 миллионов рублей.

Рассудов также уточнил, что делать с исковой давность в 3 года в отношении тех, кто не оплачивает квитанции с 2014 года. И выяснилось, что если граждане в судебном процессе обратят на это внимание, то взыскать долги не получится. Однако и по этому вопросу Фонд уже серьезно продумал свои действия. По словам Шабурова, в этом году поставлена задача подать 60 тысяч исков. Ведь потенциальная потеря тоже уже посчитана – она может составить порядка 300 миллионов рублей.

Глава комиссии депутат Сергей Никешин спросил, как ремонтируются фасады там, где самовольно устроены лоджии. Выяснилось, что там где можно добраться до стен для капитального ремонта – там его делают. Но даже самовольно возведенные лоджии, как стало понятно из пояснений, никто из Фонда не демонтирует.
А еще выяснилось, что к Фонду как к «врагу народа» очень много поступает вопросов не только от граждан, но и от прокуратуры. Запросы на предоставление материалов растут в геометрической прогрессии. По предположениям Никешина, это на определенном этапе парализует работу Фонда.

— Я встречался с представителями прокуратуры города. К сожалению, мы безуспешно пытались обратиться к коллегам с тем, чтобы упорядочить количество запросов. К соглашению не пришли. Конфликты возникали, когда одновременно из 4-5 разных районных прокуратур поступали запросы со сроком ответа «завтра». Мы просили дать возможность хотя бы в порядке очередности отвечать. Мы уже выделили отдельное помещение для проверяющих. Одни уходят – туда сразу приходят другие.

— Так вы скоро такими темпами со всеми работниками Фонда в этом отдельном помещении работать будете, а проверяющие займут все ваши кабинеты, — предположил Никешин.

И странно, но так пока депутаты и не подняли вопрос о возможной градации собираемости взносов со старых домов и новостроек. Ведь, все-таки дома, построенные в 30-ые годы, в 50-ые годы и даже в 70-ые годы прошлого века очень сильно отличаются по потребностям от домов 90-ых, «нулевых» и последней десятки. А граждане – они, конечно, должны по квитанциям платить. Но квитанций, налогов, обязательств, условий и других обязательных платежей у них как-то слишком много. И проблема не в их объемах или количествах, а в отсутствии выбора у граждан. То есть, не включая электричество, граждане могут не платить за него. Выбирая квартиру, могут согласиться или отказаться от условий с газовой плитой и колонкой или электрической. Но от определенного количества услуг отказаться не могут. И от капитального ремонта тоже. Они не могут принять решение на собрании жильцов, что сами будут ремонтировать свой дом, если когда-нибудь это потребуется. Хотя, может быть, это и к лучшему. Но, с учетом опыта резких и неожиданных перемен стабильности в нашем государстве, понятно это будет через много лет.

А.М., Петербургский формат