Квесты – только для повзрослевших

Квесты – только для повзрослевших

Мариинский ЗакССтоимость посещения стандартного квеста составляет от 3 до 5 тысяч рублей. Так гласят объявления по поиску «Квесты в Петербурге». Они обрели популярность в последние годы, когда молодежь, пресытившись компьютерными играми, стала искать «живые» приключения.по оценке специалистов, в нашем городе, действует около 200 организаций, которые проводят квесты.

Запертые в комнате, обставленной реквизитом по заданному сценарию, участники должны разгадать ребусы и загадки, и выбраться. Однако организаторы игр, чтобы привлечь внимание публики, стали внедрять сценарии откровенно пугающие. А реквизит использовать настоящий и очень опасный. Особенно в темноте. Особенно в руках детей. Хотя на некоторых сайтах есть знаки и обозначения возрастной категории и уровня страха того или иного квеста, печальные последствия участия в таких играх уже появились. Чтобы их не становилось больше, депутаты ЗакСа Петербурга Денис Четырбок и Александр Ходосок изучили практику и пришли к выводу: детям до 14 лет там делать нечего. В среду на заседании городского парламента был принят в первом чтении законопроект, изменяющий петербургскую правовую основу. Во-первых, депутаты решили дать определение понятию «квест». По их формулировке это — интеллектуальная игра, участников которой запирают в помещении, из которого они должны выбраться за время, находя предметы и решая головоломки посредством применения своих умственных и (или) творческих способностей. Во-вторых, установили возрастной ценз участия в таких играх – 14 лет. Основной аргумент, который привел Александр Ходосок, сводится к тому, что, по статистике, ребенок до 14 лет, не может отделить реальную ситуацию от игры. И если попадает в страшную атмосферу, то и последствия соответствующие: слезы, бессонница и другие проблемы. Не говоря уже о реальной опасности. В Москве 12-летняя девочка налетела в темноте на штырь в такой комнате. Результат: разорванная губа, 8 швов на лице и стресс на всю жизнь. В другом квесте ребенок ударил себе топором по ноге.

Денис Четырбок рассказал, что в квестах петербургских компаний депутаты обнаружили в качестве реквизита бензопилу и электрошокеры. Неосторожное столкновение с такими предметами может закончится не только швами, но и летальным исходом. И в данном случае парламентарии решили предупредить ситуации до того, как в сводках новостей появятся сообщения о печальных или трагических происшествиях.

«Данный вид досуга находит свою популярность среди наиболее незащищенной категории населения — молодежи, большую часть которой представляют несовершеннолетние лица. Как известно, организаторы «квестов» зачастую используют в развлекательных мероприятиях технические устройства, которые работают под воздействием механизмов и (или) электрического тока. Данные физические силы не подвержены полному контролю со стороны человека и представляют повышенную опасность. Таким образом, проведение мероприятий — «квестов» несет повышенную угрозу причинения вреда жизни и здоровью граждан. При этом данная угроза возрастает в отношении такой категории лиц, как несовершеннолетние, не достигшие возраста четырнадцати лет, поскольку они еще не до конца способны осознавать последствия совершаемых ими действий», — так официально обоснование звучит в пояснительной записке к документу.

Депутат Ирина Иванова выступила против этого законопроекта. Она напомнила, что в советском детстве было много игр и развлечений, таких как «Казаки-разбойники» и другие. «Я в шубе тонула», — привела пример депутат. Видимо забыв о том, сколько детей в верхней зимней одежде, прыгая по льдинам, проваливались под лед навсегда. И о том, сколько детей слетало с «тарзанок» и оставалось инвалидами. И еще сколько срывалось с крыш после игр на чердаках.

Александр Ходосок напомнил, в свою очередь, еще про одну опасность. Психологическую. Ведь сначала до реальных квестов появились компьютерные игры. И потом на их основе бизнесмены стали организовывать комнаты с сюжетами про терминаторов, заброшенные поместья, Гарри Поттера, Шерлока Холмса и другими – разными по своей безобидности. Разница же их заключается в том, что из компьютерной игры можно очень быстро выйти. А из настоящей комнаты – так просто не получится.

Спикер ЗакСа Вячеслав Макаров, подержав инициативу коллег, сам на тему квестов пошутил. Отвечая на вопрос, как часто и насколько регулярно он сам посещает квесты и какие ему больше нравятся, ответил, что практикует посещение квестов каждый день: «У меня каждый день квест в Законодательном Собрании. И если бы я не занимался активно спортом, помимо работы, я бы не выбрался и все бы эти квесты повлияли на меня», – сказал Макаров. И те кто понимает, что из себя представляет Мариинский дворец, знают, что это не далеко от истины. В Законодательное собрание ведет три только парадных входа и несколько потайных. И не через каждый можно войти. Один из них закрыт всегда. Еще можно пройти через соседние здания, в которые тоже нужно сначала попасть. Иногда для того, чтобы войти, нужно разгадать не одну головоломку. И выйти можно из дворца не всегда и не сразу. На одном лифте можено попасть на первый этаж, а на другом — в подвал. Иногда, в поисках выхода, можно случайно попасть во двор, причем, с двух разных лестниц. А легендарные этажи — между этажами Мариинского дворца и «спуск не по лифту и не по лестнице» – это вообще отдельная история.