Петербургские предприятия должны стать родителями для детей-сирот

Петербургские предприятия должны стать родителями для детей-сирот

20190130_223144О том, что предприятия в нашем городе должны взять под курирование детей из детских домов, способствовать получению образования, трудовых навыков и становления в жизни, фактически «вести» их, говорили в среду, 30 января, на заседании Координационного совета по вопросам попечительства в сфере социальной защиты, образования и здравоохранения. Совет возглавил врио губернатора Петербурга Александр Беглов.

Про молодых патриотов
На заседание пригласили молодых девушек и парней из поискового отряда «Колпинский рубеж». Они на таком совещании оказались не случайно, так как сами являются воспитанниками Центра содействия семейному воспитанию № 9.

Ребята показали очень трогательный фильм о своей деятельности, о поисковой работе, о своей миссии по обнаружению останков советских воинов и поиска их родственников, часто уже пожилых. В фильме рассказчиком была одна из девушек, которая выросла в детском доме. И леса стали для нее родными. Как позже сказал Александр Беглов, фильм «до слез пробирает».

Анастасия Петрова рассказала, что в 2018 году были проведены 3 вахты в Тосненском районе Ленинградской области. Было поднято 5 бойцов весной и еще 4 бойца в осеннюю вахту.
— Трудно, тяжело? Это непростая деятельность. Жить, наверное, приходится в палатках, — спросил Александр Беглов.
— Копаем очень много и глубоко. Руки в мозолях. Но это интересно, всем нравится, — ответила Анастасия и подтвердила, что да, тот, кто однажды пришел в поисковый отряд, уже никогда из него не выходит. Ребята подарили инсталляцию для будущего обновленного музея блокады Ленинграда.
Действующий глава города исполнил мечту ребят – подарил сертификат на поездку в город — герой Мурманск.

-Вы делаете очень полезное и важное дело. У меня отец тоже фронтовик. А мама две «похоронки» получила, в 1941 и 1944 году. Некоторые из наших родственников получили уведомления «пропал без вести». И всегда, когда приходили такие уведомления, тяжело было это принимать. Потому что «пропал без вести» — это было нечто непонятное.

О системе детских домов

Всего в Петербурге состоит на учете 1320 детей, оставшихся без попечения родителей и подлежащих устройству в семьи. Из них 512 человек – дети-инвалиды. 572 человека – братья и сестры, которых нельзя разлучать. И 1175 человек – дети, старше 7 лет, которых трудно берут в приемные семьи. Об этом рассказал глава комитета по социальной политике Александр Ржаненков. За последние годы, что не может не радовать, число таких детей неизменно сокращается. Если в 2012 году их было 2842 человека, то к 2015 году их стало 1785. Сократилось и число организаций для детей-сирот с 44 до 36.

Всего, по данным Ржаненкова, в городе из 5,3 миллионов населения, 899 тысяч — детское. «Сохранение семьи – одна из главных задач. Доля детей-сирот низка. Но даже один человек – это уже серьезно. Еще встречаются случаи насилия в семье, не выполнения обязательств по воспитанию и питанию. 28 числа произошел несчастный случай, когда умер 1,5-годовалый ребенок (ребенок умер от голода, за ним не смотрела мама – ред.)_ Это значит, что мы недоглядели, и мы недорабатываем», — отметил Александр Ржаненков.

В целом, число детей-сирот в Петербурге за 10 лет, сократилось на 32 процента. Сегодня насчитывается 11098 человек. 9778 из них находятся на воспитании в семьях. 3562 ребенка усыновлено.

Вокруг детей-сирот, как и в прежние времена, крутится много мошенников. Все знают, что эти дети по достижению совершеннолетнего возраста получают жилье. Поэтому, по словам Александра Ржаненкова, очень важна работа дальнейшего сопровождения детей до периода становления, взросления.

Система опеки имеет перетекающую структуру. Сначала дети находятся в домах ребенка до 4-х лет. Потом, если не попадают в семьи, то переводятся в детские дома в структуре комитета по социальной политике. Далее — либо в самостоятельную жизнь, либо в приюты интернатного типа. Ведь не секрет, что многие «отказники» — это инвалиды от рождения, часто тяжелые, неизлечимо больные дети.

Александр Беглов поинтересовался, берут ли городские предприятия на свое попечительство такие учреждения? Оказалось, что есть одно такое предприятие. Может еще есть. Но не все учреждения находятся под курированием.

«Надо заняться этим вопросом, чтобы организации были под попечительством предприятий. Мы посмотрели замечательный фильм, до слез пробирает. Эти дети, они должны учиться хорошо. Им нужно дать шанс, чтобы они поступали в вузы. Им нужны дополнительные занятия и репетиторство. У них нет тех преимуществ, которые есть у детей, живущих с родителями в семьях, им нужно будет «продираться» в жизни самостоятельно. Они должны быть отличниками», — сказал глава города.

Он отметил, что предприятия могут сделать для курируемых ребят персональные именные стипендии, чтобы ребенок мог полноценно учиться. Можно вернуться к системе целевого набора на предприятия после получения профильного образования.

«Надо выстроить эту систему. Ее надо довести до ума», — заявил Беглов.

А для тех детей, которые ограничены в возможностях, нужно создавать условия, как учреждении в Курортном районе, которое врио губернатора посещал 1 января.

«Я уже поручал расширить возможности, чтобы после совершеннолетия дети могли проживать во временных квартирах до 23 лет. Надо проект реализовать. Готов поддерживать. Надо делать заявки. Корректировку бюджета надо делать в 2019 году и на 2020 год закладывать соответствующее финансирование», — сказал Беглов.

Уполномоченный по правам ребенка в Петербурге Светлана Агапитова сообщила, что для таких детей есть специальная губернаторская стипендия и в прошлом году ее получателями стали 21 человек. Беглов отметил, что этого мало.

Из первых рук

Еще одну историю рассказала 25-летняя девушка. Она попала в детский дом вместе с сестрой, когда ей было 10 лет из-за того, что родители вели асоциальный образ жизни. Странно, но в ее речи было много шаблонных фраз.

«Жизнь по минутам была расписана. Нас тестировали по профориентации. Постоянно были выезды. В нас много вкладывали. Много репетиторов. Мы готовились к ЕГЭ и я смогла поступить в таможенную академию. Нас не оставляли без опеки. Потом я съездила в Мадрид. В детском доме были созданы все условия для раскрытия моего потенциала. Спасибо государству, я получила квартиру. Сейчас в детских домах другие условия. Мы жили в комнатах по 6-8 человек. Сейчас — по 2-3. У нас было два душа: один в бассейне, другой в спортзале. Сейчас в каждой комнате свой душ и ванна. Это очень удобно. Ребенку показывают, к какой жизни он должен стремиться. Мы с моей сестрой жили раздельно в разных группах. Я считаю, что у нас была нарушена связь. Сейчас селят родственников вместе. У нас в детском доме есть джакузи. Это очень здорово. Бассейн, соляная пещера…», — рассказала девушка. К самостоятельной жизни ее готовили в детском доме: и убирать, и готовить она научилась там.

Кроме того, отметил Беглов, нужно делать социальные лифты, каждый ребенок должен иметь дорожную карту будущего.

«Когда я был полпредом в ЦФО, приехал в один из детских домов. Спрашивали у ребят, кем кто хочет быть. Девушка одна, ей было 15 лет, сказала: «Хочу быть журналисткой». И она стала журналисткой. Ей дали мастер классы, обучили, сделали ее профессионалом. Также мы должны воспитывать будущих руководителей этих заведений. Потому что эти люди, они сами прошли через это и они сами воспитывались в этих учреждениях, они все знают», — сказал Беглов.

Реформа системы домов ребенка

Новый глава комитета по здравоохранению Дмитрий Лисовец, который впервые выступил на рабочем совещании в Смольном, рассказал о домах ребенка и о своем видении возможного их развития и реформирования. Это те учреждения, в которых дети находятся в возрасте от 7 дней и до 4 лет. Они курируются сферой здравоохранения. В 2013 году в этих учреждениях находилось 752 человека. В 2019 в них находится 210 детей. 124 из них – дети – сироты, оставшиеся без попечения родителей. 86 – дети, которые временно помещены в дом ребенка по трехстороннему соглашению. 81 ребенок – это дети первого года жизни. 62 — дети – инвалиды, которые нуждаются в медицинском наблюдении.

В первую очередь, реформа медицинских организаций направлена на создание условий, приближенных к семейным. Практикуется совместное проживание детей разного возраста. Родных братьев, сестер и родственников поселяют вместе.

Создаются малые группы от 2 до 6 человек. Перевод из группы в группу не допускается. У каждого ребенка есть близкий взрослый, который заботится о нем. Дети приучаются к самооблуживающуему труду, например, накрывать на стол.

Лисовец сообщил, что уменьшение численности детей привлекло и к уменьшению домов ребенка. С 10 их количество было сокращено до 6. Они действуют в Адмиралтейском, Василеостровском, Красногвардейском, Красносельском, Приморском и Выборгском районах. Общая мощность — 287 коек.

«Потребность в домах ребенка именно как в медицинских организациях, постоянно снижается. Избыточность коечного фонда уже сейчас достаточно очевидна», — заявил Лисовец. Он предложил привести их в соответствие с потребностями путем изменения их типов при сохранении в структуре медицинского ведения.

То есть он предлагает образовать на базе учреждений выделенные подразделения с полномочиями по временному пребыванию детей с неустановленным социальным статусом, детей, родители которых являются иностранными гражданами либо лицами без гражданства или жителями других субъектов РФ. И детей ВИЧ-инфицированных родителей.

Сформировать на базе существующих домов ребенка информационно-методическое ресурсное подразделение по организации работы по семейному устройству, которое обеспечит межведомственное взаимодействие органов опеки и медицинских организаций при условии частичной передачи полномочий по семейному устройству детей от органов опеки в дома ребенка в части организации работы школ приемных родителей и обучения специалистов. Также предлагается организовать это подразделение на базе существующего Дома ребенка №3.

Следующее подразделение для паллиативной медицинской помощи в стационарных условиях с целью улучшения качества жизни неизлечимо больных детей с тяжелыми органическими поражениями или пороками, умственной отсталостью разной тяжести. Такое подразделение предлагается сделать на базе Дома ребенка №8.

Для оптимального развития и интеграции ребенка – инвалида в общество, повышения доступности образования и постоянного медицинского сопровождения для детей с сохраненным интеллектом предлагается организовать подразделение на базе Дома ребенка №6.

При реализации этого проекта совокупный коечный фонд станет оптимальным для существующей потребности — на 175 мест. В перспективе Лисовец видит создание единого юридического лица по курированию этой тематики.

Двум Домам ребенка он предлагает придать социальный статус – для детей от 0 до 4 лет, не требующих медицинского сопровождения. В Приморском и Адмиралтейском районах.

Виталий Черкашин, глава Красносельского района дополнил эту тему, рассказав про Дом ребенка №7. Он занимает отдельное здание. Это типовое здание и с момента постройки использовалось как ДОУ. В 1975 году было принято решение о временном перепрофилировании его в Дом ребенка. Здесь находятся дети до 4 лет с дефектами развития и врожденными пороками развития. За последние годы численность таких детей снизилась до 29 при плановой наполняемости на более сотни. В нем работает 96 сотрудников. В 2019 году финансирование составило 136 миллионов рублей
Администрация района приняла решение реорганизовать учреждение путем присоединения к детскому саду №79 Красносельского района компенсирующего вида, который в противовес, заполнен на 130 процентов от нормативной возможности.

Вопросов и замечаний у врио по итогам этих выступлений, не было.

А.М., Петербургский формат