Там, где сгущенку и постельное белье не дарят

Там, где сгущенку и постельное белье не дарят

27 января Петербург наполнили информацией о великом празднике – 75-летней годовщине полного освобождения Ленинграда от вражеской блокады. Несмотря на агрессивную информационную политику прозападной оппозиции, на Дворцовой площади состоялся парад. Глава государства, ленинградец Владимир Путин, этот день провел с родным городом. На Пискаревском мемориальном кладбище он возложил цветы к монументу «Мать-Родина» и к братской могиле 27, где покоится его старший брат: во время блокады Ленинграда он, будучи ребенком, заболел дифтеритом и умер.

Владимир Путин побывал на выставке в «Ленрезерве». Там, в разделе про Невский пятачок размещена фотография его отца. Мама Владимир Путина чудом выжила во время блокады: однажды, когда она упала в обморок, решили, что она умерла и положили вместе с покойниками. Но она вовремя очнулась. Владимир Спиридонович, отец Владимир Путина на фронт ушел добровольцем, был в истребительном батальоне НКВД, принимал участие в операциях по диверсиям в тылу врага. После одной из операций, скрывался от врага, спрятался в болотах. Ему пришлось полностью погрузиться в болото и дышать через трубочку из тростника. Позже на Невском пятачке он был тяжело ранен и, если бы не сослуживец, который вынес его на руках, погиб бы от потери крови. Эти истории стали известны 10 лет назад, когда наш город праздновал 65-ую годовщину великой ленинградской победы.

Владимир Путин принял решение выделить из федерального резервного фонда 150 миллионов рублей на создание новой экспозиции Музея обороны и блокады Ленинграда. А на концерте в БКЗ «Октябрьский» напомнил, что по плану врага, Ленинград вообще должен был исчезнуть с лица земли. «Но ему не дано было понять, что ленинградцев невозможно покорить, что свой родной город, свое Отечество они никогда не сдадут. И эта высота подвига жителей осажденного города, тех, кто выстоял на ленинградских рубежах, их духовная сила – величайший пример преданности Родине».

На этих мероприятиях Владимир Путина сопровождали спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, полпред президента в СЗФО Александр Гуцан, действующий глава Петербурга Александр Беглов, спикер Законодательного собрания Вячеслав Макаров, тысячи ветеранов, жителей блокадного Ленинграда, представителей ветеранских организаций.

А «Петербургский формат» из центральной части Петербурга, перенасыщенной событиями, отправился в один из отдаленных районов посмотреть, как этот праздник отмечают там, откуда главного парада не видно. Мы уже писали о концертах с подарками в виде комплектов постельного белья в одном муниципалитете в Московском районе за полтора миллиона рублей, о концертах с подарками в виде коробок конфет за 900 тысяч рублей в другом муниципалитете во Фрунзенском районе, поэтому отправились в муниципалитет Солнечное в Курортный район. Там решили провести мероприятие аккурат 27 января за 27 тысяч рублей. Мы полагали, что его за такие деньги не будет в принципе. Оказалось, что было.

В Солнечном официально зарегистрировано около 350 человек. В связи с тем, что у многих есть стационарная городская «прописка», реально здесь проживает порядка 5000 человек. Летом – все 25 тысяч.

К 10 часам утра к местной администрации приехал автобус, в который помещается 50 пассажиров. Глава местной администрации Виктория Барашкова и глава муниципального совета Михаил Раимов приехали встречать ветеранов, блокадников и местных жителей с детьми. 20190127_182328Автобус отправился в Лисий нос. Как рассказывал по пути Михаил Раимов, именно сюда во время войны было эвакуировано все население нынешней территории поселка Солнечное и Сестрорецка. Первой точкой было посещение Храма Святого равноапостольного Князя Владимира. Храм, освященный в 1917 году, был закрыт в 1937 году, как и многие церкви. Но по настоянию верующих через год был снова открыт. И проводил службы во время блокады Ленинграда. Эвакуированные жители за хлебом ходили пешком до нынешней улицы Савушкина, ближе точек выдачи не было.

20190127_182504Второй остановкой было кладбище в поселке Тарховка. Это – «местная Пискаревка». Основные захоронения населения выпали на зиму 1941-1942 годов.

20190127_182745На кладбище взрывом делали яму, которая служила братской могилой для всех ушедших от голода и холода. После заполнения ям телами, направленным взрывов мертвые усыпались следующим слоем земли. Поверх укладывались следующие. Точных данных нет, но местные считают, что здесь похоронено порядка семи тысяч человек. Все кладбище в хаотичном порядке утыкано крестами, поставленными самими жителями. На холме блокадный камень: «Здесь захоронены умершие и убитые в блокадном Ленинграде».
А потом жителей повезли на комплекс «Сестрорецкий рубеж», бойцам которого город обязан тем, что его не взяли финны. Здесь развернули полевую кухню, кормили гречей с тушенкой, поили чаем и водкой, развлекали экскурсией по музею и лучшими военными песнями силами нанятого исполнителя. Всех местных жителей развезли на обратном пути по домам.

Настольная книга в этих местах: «Блокада. Сестрорецкий рубеж», в которой собраны воспоминания очевидцев. Одни рассказывают, как в этих местах от голода спасались с помощью сосен: «Сосну валили, разделывали на поленья, кору снимали. Ножом скоблили луб. Его можно было есть сырым, он был мягким и имел сладковатый вкус, но на десерт шел кадмий. Снятый луб собирали в общую кучу, клали в котелок и долго варили, много раз сливали воду, два раза пропускали через мясорубку, делали лепешки и жарили прямо на плите. Живот был набит, вроде сыты, на другой день болели животы. Но через несколько дней продолжали жарить и есть лепешки из сосны». Благодаря тому, что в сосне много витамина С, поглотители таких лепешек избежали цинги. Периодически пытались поймать птиц. Когда стали формировать рыболовецкие бригады, вписывались в них – это давало возможность прокормить семью.

Ловили и расстреливали людоедов. Одну залетную группу поймали, когда в Разливе стали пропадать полные люди. Банда поселилась на углу Большой Ленинградской улицы и Первой Поперечной. В дом они заманивали полных людей, убивали, разделывали, делали котлеты и варили студень. Всех приговорили к расстрелу, закопали во дворе Пантелеймоновской церкви. Много и других, леденящих душу историй про дезертиров – людоедов, которые могли забрать своего же ребенка из детского дома – сада. И их если успевали схватить, то часто поздно, когда ребенок уже был убит и расчленен. Обезумевшие от страха, войны и голода люди становились чудовищами.

Те, кто делился воспоминаниями, подытоживая, однозначно говорят о том, что 27 января 1944 года – это был великий праздник, со слезами, с ликованием, с восторгом. Те, кто собирал воспоминания, сожалеют, что в определенный период в нашей стране случился перелом сознания и многие ветераны, участники боевых действий в прямом смысле слова, вынуждены были стоять с протянутой рукой в переходах. Позже ситуация выровнялась, пенсии повысили.

Михаил Раимов рассказал, что передали местным жителям ветераны, которые решили не ездить в холодную погоду по памятным местам. Он общался с ними накануне: «Они сказали, что их ужасно раздражает, когда им пытаются делать подарки «для отчетов». Полотенца, постельное белье, продуктовые наборы со сгущенкой и прочие «пайки» – все это их не радует, а возмущает. Они просят одного – с уважением относиться к памяти. А именно, возродить в нашей стране уважительное и справедливое отношение к человеку, который привел СССР и Ленинград к этой великой победе, к Генералиссимусу Иосифу Виссарионовичу Сталину», — сказал глава местного совета.

А Петербург начинает готовиться к 9 мая. В этом году исполняется 74 года Победе в Великой Отечественной войне. Это будет репетицией 75-летия этого праздника. Практически последней юбилейной датой, которую еще застанут очевидцы. Потому что к 80-летию Великой Победы, скорее всего, ветеранов – участников боевых действий останется так мало, и они будут настолько слабы, что вся надежда на сохранение уважения к памяти ВОВ останется только на их детей и внуков.