Татьяна Протасенко: голодные бунты нам не грозят

Прийти и проголосовать на выборах Президента России сегодня готовы 53 процента петербуржцев. В начале сентября 2017 года этот показатель составлял 61 процент. Рейтинг Владимира Путина среди горожан – порядка 69 процентов, и он растет. А среди проблем, волнующих жителей города на Неве, на первом месте – личные финансовые трудности. О последних данных опросов и основных тенденциях рассказала на форуме петербуржцев «150 дней до выборов-2018» старший научный сотрудник института социологии РАН Татьяна Протасенко.

О проблемах петербуржцев

По данным Института социологии, точно не готовы идти на выборы сегодня — 15-20%. Точно готовы голосовать 53%. Наиболее высока электоральная активность у петербуржцев старше 60 лет. Очень низкую активность демонстрируют те, которые относят себя к бедным и нищим. Это те граждане, у которых семейный доход на человека ниже прожиточного минимума. Они сильно разочарованы. Как отмечает Протасенко, когда доход у населения повышается, повышается и электоральная активность. Низкая активность наблюдается у граждан 30-42 лет. Это – электоральный провал. В то же время молодежь демонстрирует желание войти в электорат. Но никто не знает, как они будут голосовать.

Что касается кандидатов на пост президента, то, в отношении Ксении Собчак понимания нет. Кроме того, что ее отрицательный рейтинг выше, чем даже у Алексея Навального, хотя его и не зарегистрируют. У Алексея Навального падает положительный рейтинг. Сейчас он составляет порядка 11 процентов, а отрицательный – от 33 до 45%. По данным Протасенко, возросло количество людей, которые говорят о том, что они относятся к нему безразлично: «Нет ничего хуже для политического деятеля», — отмечает социолог.

Если касаться ощущений людей и их положения, то сейчас все чаще слышно от петербуржцев, что лишь бы не было войны, лишь бы все «устаканилось», а жить – да, трудно, но живём. Петербуржцы, в основном, тратят деньги на питание. И, в отличие от советского периода, на еде в пользу вещей и одежды, не экономят. 70 процентов довольны качеством питания, но уже не могут себе многое позволить из товаров. Второе, на что тратят петербуржцы – это услуги ЖКХ, стоимость которых растет с каждым годом.

В качестве примера понижения зарплаты, вопреки установкам на ее увеличение, Протасенко привела такие сведения. Средняя зарплата в Петербурге составляет 41 тысячу рублей. Есть указы президента РФ, по которым представители науки должны получать зарплату в размере 200% по отношению к средней. То есть научные работники должны получать по 80 тысяч рублей. А средняя зарплата в институте при этом составляет порядка 30 тысяч рублей. Включая даже зарплаты докторов наук, которых большее половины от числа всех сотрудников. «Официально зарплаты повышают, но всех при этом сотрудников переводят на четверть ставки. У меня 0,5 ставки и на руки я получаю 9 600 рублей, и то уже 3-тий месяц не получаю. У меня есть надбавка за то, что в Америке перепечатали мою статью про однополые браки, о том, как у нас к этому относятся. И за эту статью получаю надбавку в 500 рублей. Раньше у нас были гранты из-за границы, теперь для НКО это под запретом. У нас таких источников дохода больше нет. Поэтому и наука такая», — пожаловалась социолог.

Но самая большая проблема нашего населения – это кредиты. «Закредитованность растёт так, что дальше ехать не куда», — отмечает Протасенко. Социолог считает, что это может привести к катастрофе, когда людям нечем будет отдавать долги и система рухнет. Привыкнув за 10-15 лет к развитию и к определенному комфорту жизни, петербуржцы очень трудно от него отказываются. И кредиты стали восприниматься как выход. Петербуржцы даже приходя в рестораны, расплачиваются кредитными картами с лимитами по 120-150 тысяч рублей. У многих по 5-6 кредитов, которые замыкаются по кругу: взял-отдал. Но голодные бунты нам не грозят. «Когда людям нечего есть, когда именно с едой проблемы – вот тогда у граждан зреет бунт. А так — революции не случится. А когда еще растет уровень жизни, когда помимо еды люди еще что-то себе могут позволить – тогда возникают еще и политические требования и растет электоральная активность. А мы сейчас находимся в той ситуации, когда люди считают копейки, но выживают», — утверждает социолог.

О кандидатах в президенты России

Говоря о Владимир Путине и не только о его процентах у населения, Татьяна Захаровна ностальгически вспомнила середину 90-ых годов: «У меня была возможность в 1996 году общаться с отцом Ксении Анатольевны и с Владимиром Путиным во время кампании по выборам губернатора Петербурга. Уже тогда на фоне Анатолия Александровича Владимир Путин выглядел намного более интересным собеседником, чем Собчак, который считался непревзойдённым оратором. Анатолий Собчак был слишком серьёзным оратором, который очень сильно себя любил. А Владимир Путин очень любил общаться с прессой и он устраивал разные обеды, посиделки с представителями СМИ». По мнению социолога, вполне возможен и такой сценарий, когда в итоге среди кандидатов будут традиционные фигуры, а Ксения Собчак на каком-то этапе исчезнет из гонки.

Что же касается самой Ксении Собчак, то пока социолог может высказать лишь мнение, так как опросов в отношении данной барышни не проводилось: «Мне кажется, что Ксения Анатольевна и прочие – это идея Суркова. Можно к этому относится серьёзно, можно – не серьёзно. Можно думать, что это действительно походит на клоунаду, это может быть добавлением перчинки в выборы, потому что вообще никому ничего не понятно. Создаётся впечатление, что наши высшие эшелоны власти, которые должны что-то решать, предлагать, как-то определяться, ничего не могут. У них, похоже, нет сценария. Поэтому и появляются вбросы то одного, то другого претендента».

А.М., Петербургский формат