«Виктор Лобко. Жизнь на гранях эпох». Глава 6. Смольный-2. ОБКОМ КПСС, ЛТУ И ИЖОРСКИЙ ЗАВОД

«Петербургский формат» продолжает публикацию одной из книг, связанных с общественно-политическими фигурами Санкт-Петербурга.

Каждый вторник в 11 часов утра Вы сможете прочитать новые главки из книги «Виктор Лобко. Жизнь на гранях эпох» издательства Митра, вышедшей в 2017 году.

Заказать книгу с доставкой за 700 рублей можно на сайте издательства по ссылке

УЖЕ НЕ КОМСОМОЛ, А ОБКОМ КПСС
Конечно, работать секретарем ленинградского обкома КПСС — дело очень ответственное. Поэтому избрание на этот пост стало для меня событием, которое меня не столько обрадовало, сколько озадачило: «А как я справлюсь, как я смогу?» Тем более, что я был самый молодой из всех членов бюро обкома, мне было 37 лет.
Первым секретарем обкома партии стал Зайков Лев Николаевич, который до этого отработал 7 лет председателем горисполкома, а до этого 20 лет генеральным директором объединения «Ленинец». Это человек, который по возрасту был ровесником моей мамы — 1923 года рождения. А я — 1945-го.
Кстати, было обычным явлением, чтобы в руководящем органе работали люди разных поколений. Это и была как раз стратегия и тактика подготовки кадров.
Мне приходилось непросто, но никогда публично, ни Зайков, ни другие работники обкома партии виду не подавали, что я юный мальчишка. Другое дело, что тет-а-тет у нас часто бывали разговоры, объяснения многих процессов — откровенные и доходчивые. Мне объясняли и где я прав, и где не прав, и как надо работать. Тем более, что партийное руководство в хозяйственной и экономической сфере — это было достаточно специфическое действо и явление.
Это была система партийно-государственного управления. Речь шла не только о том, чтобы разъяснять политику партии и идеологию продвигать. Решались и конкретные технические, технологические вопросы, где должны были применяться знания.
ЛТУ
Тогда гремел на всю страну так называемый Ленинградский транспортный узел. А это система взаимодействия всех видов транспорта. И Балтийского пароходства, и Октябрьской железной дороги, и Северо-западного пароходства, и автомобильного главка, и даже управления гражданской авиацией. Все они возглавлялись профессионалами высочайшей пробы. Это были опытнейшие, очень ответственные кадры, которые посвятили себя служению Отечеству. И я должен был с ними работать и разъяснять им политику партии.
Технологически это выглядело примерно так: возникала проблема взаимодействия и прохождения грузов через ленинградский транспортный узел. Я приглашал к себе на совещание в Смольный всех этих генералов и адмиралов, руководителей. И, конечно же, я не учил их, что и как им делать. Я им говорил: «Уважаемые товарищи, вот задача такая стоит, надо ускорить прохождение транзитных грузов через ленинградский транспортный узел. А как сделать — вы должны решить, вы профессионалы».
И они понимали, что другого варианта не существует, они должны выработать решение. Они должны сформулировать это решение, они должны взять на себя обязательство. И они знали, что все это будет зафиксировано и взято под контроль в областном комитете КПСС. Они знали, что обязательно через установленное ими же время им предстоит дать отчет о проделанной работе. Это очень дисциплинировало.
Никто не пытался свои интересы отстаивать, каждый понимал, что общегосударственные важнее.
Потом сложная ситуация была и в сфере строительства, за которую я в обкоме КПСС нес ответственность. В то время велось гигантское промышленное строительство. Жилья мы слишком много не строили — сейчас возводится значительно больше. Другое дело, что тогда жилье строилось для того, чтобы дать нуждающимся. А сейчас строится для тех, кому некуда деньги девать. И сейчас, в основном, жилье приобретается как вложение свободных средств. Поэтому и очередь нуждающихся существует до сих пор. Сокращается медленно-медленно, а иногда начинает расти. Вот в чем разница строительства жилья в то время и сейчас. Но прежде всего тогда была забота о том, чтобы было построено столько жилья, сколько обещано очередникам.
Что касается строительства промышленности — задача стояла увеличивать, наращивать производство. Причем во всех сферах. И тогда развивались наши гигантские предприятия: «Электросила», Ленинградский металлический завод, судостроительные предприятия. Везде возводились новые корпуса и верфи. В основном этим занимались строительные тресты, которые входили в состав главного управления строительства по Северо-западу. И, конечно же, приходилось немало проводить всяких совещаний и рассматривать разные вопросы на месте. Потому что в то время постоянно возникали проблемы своевременных поставок материалов, комплектующих, техники, механизмов и так далее. Это все было очень непросто, и нужно было партийное влияние, контроль и так далее.
ИЖОРСКИЙ ЗАВОД
Тогда в Ленинграде и области строилось много производств. Много появлялось сельскохозяйственных предприятий. Атомная электростанция, нефтеперерабатывающий завод в Киришах, белко-вовитаминный завод. Но все это не с неба свалилось, это надо было построить. И делали это в основном наши ленинградские строители.
Это был период невероятно мощного развития промышленности. Наравне с производством на Кировском заводе, серьезно развивалось на Ижорском заводе, где трудилось более 40 тысяч работающих. Это было настолько обширное и мощное предприятие, что для передвижения рабочих по территории ходили маршрутные автобусы под номерами.
Ижорский завод был сориентирован на атомное машиностроение. Именно там начали создавать первые атомные реакторы в нашей стране. Для дальнейшего наращивания производства нужно было построить пресс усилием в 15 тысяч тонн. Это примерно пять полноценных железнодорожных составов, нагруженных углем: вот они поднимаются — «бабах — придавило». Для того чтобы такой пресс работал, нужно было сделать фундамент для него глубиной в 27 метров и заполнить железобетоном. Сроки были невероятно короткие.
Этот пресс нам был нужен, чтобы ни от кого не зависеть. А так мы зависели от французов.
Сидят у меня в кабинете два крупных руководителя, в том числе, министр. Руководитель Главзапстроя ему говорит:
— Слушай, моими силами, которые у меня есть, своей техникой, я не смогу это сделать в эти сроки. Закупи мне четыре бетононасоса в Германии — тогда гарантирую.
Это сейчас мы можем, куда ни повернешься, увидеть бетононасосы, которые закачивают бетон. Хочешь — на пятый этаж, хочешь — через пятый этаж в котлован. А тогда их не было. Ни машин-бетономешалок, ни насосов. И вот они торговались, торговались и министр наконец говорит:
— Ты пойми, что я тоже ограничен. Ладно, я пойду к премьеру, я добьюсь.
— А тогда я тебе гарантирую сделать в срок фундамент для этого пресса.
По рукам? По рукам. Я свидетель. Я потом видел, как была организована стройка. Это – сказка! Это можно видеть только в старых кино.
Ночью приехал на Ижорские заводы посмотреть, как организована работа, созданы ли условия для работников, потому что непогода всегда бывала, а работа была круглосуточной. Смотрел, есть ли где погреться, есть ли горячее питание, чай. Приехал я на площадку, а там с четырех сторон стояли новенькие купленные в Германии бетононасосы, и в очередь к ним стояли машины с мульдообразными кузовами. Все освещено, ярко, созданы бытовые условия, все люди в форменной одежде. Это была не показуха. Это было сделано для того, чтобы люди с полной отдачей трудились. Строительство было завершено в срок.
Продолжение следует…

Книга «Виктор Лобко. Жизнь на гранях эпох» записана, обработана и составлена по его эксклюзивным рассказам журналистом Александрой Медведевой. Известной также выпущенной в 2009 году книгой «Пять лет с Валентиной Матвиенко».

В рассказах Лобко, которого называли «серым кардиналом Смольного» наполненных юмором и простыми бытовыми моментами мы увидим молодого Бориса Николаевича Ельцина конца 70-х годов, Валентину Ивановну Матвиенко начала комсомольской деятельности, Евгения Максимовича Примакова с оторванным рукавом пиджака в толпе на митинге в Баку, Леонида Ильича Брежнева здорового и полного сил. Мы видим как Ленинград превращается в Санкт-Петербург, а СССР — в Россию. Мы наблюдаем за тем, как рушилось и как восстанавливалось целое государство, как строили защитные сооружения города от наводнений и какими были первыми предвестники «майданов». Мы узнаем, как развивалась система РЖД в 90-ые годы. Мы видим Правительство периода правления Матвиенко и ее состав в неформальном виде: Александра Вахмистрова, Аллу Манилову, Михаила Осеевского и многих других. Мы узнаем основы кадрового управления государственной машины и некоторые нюансы избирательных кампаний.