Частный сектор в Петербурге все чаще задерживает зарплату горожанам

Частный сектор в Петербурге все чаще задерживает зарплату горожанам

Кризис все больше отражается на петербургском бизнесе. По данным Петростата, на фоне снижения покупательской способности городские предприятия стали чаще задерживать зарплату своим сотрудникам. С января задолженность компаний увеличилась в 19 раз — с 10 млн до 191 млн рублей. И это только те предприятия, которые предоставили Петростату данные о долгах своим сотрудникам. Государственная инспекция труда выявила еще 16 фирм, которые не выплатили своим работникам, коих насчитывается более тысячи, 65 млн рублей. При этом не учитывается задолженность по «серым зарплатам», выявить которую очень сложно, а повлиять на работодателя в этом случае государство не может.

Большая часть задолженности приходится на два строительных предприятия. Это ОАО «Севзапэлектросетьстрой» (104 млн рублей) и ОАО «Мостоотряд № 19» (73 млн). Как отметила заместитель руководителя по правовым вопросам Государственной инспекции труда в Санкт-Петербурге Ольга Газина, «Севзапэлектросетьстрой» систематически нарушает свои обязательства по отношению к сотрудникам, и поэтому инспекция направила материалы в Следственный комитет России (СКР), чтобы там возбудили уголовное дело против руководства организации. «Мостотряд № 19» в ближайшие дни должен погасить большую часть своего долга — около 40 млн рублей.

Что касается Ленинградской области, данные Петростата более позитивные — официальная задолженность предприятий по заработной плате составляет 50 млн рублей. Однако, как подчеркивает заместитель руководителя Государственной инспекции труда в Ленинградской области Светлана Карандашова, реальная цифра, включающая в себя не только проблемы крупных, но еще и средних и малых предприятий, куда выше. Задолженность перед 5 тыс. человек приблизилась к отметке в 280 млн рублей.

Между тем, сильного скачка жалоб от работников контрольные органы еще не увидели — по большей части, потому, что «зарплатный» вопрос всегда актуален и обращения стабильны. Чаще всего помощь была нужна гражданам, трудившимся в строительных или торговых компаниях.

«Люди в основном обращаются в инспекцию по вопросам невыплаты заработной платы, по вопросам массовых увольнений или массовых сокращений напряженности в обращениях мы пока не почувствовали», — утверждает Газина.

Другой вопрос — как задолжавшие организации находят деньги на погашение задолженностей. Первым делом инспекция выдает предписания компаниям, чтобы они устранили свои нарушения, которые привели к опустению кошельков работников. Средства находятся зачастую после того, как инспекторы проверяют слова руководителей компаний насчет того, что у них нет собственных средств из-за того, что им самим задолжали. На поверку нередко оказывается, что контрагенты все заплатили — материалы направляются в СКР, и ответчик попадает в суд. Работодателю дают прочувствовать все, что ему может грозить в случае неуплаты долгов работникам, и деньги внезапно находятся порой у самых безнадежных. Это типичная ситуация, поясняют в инспекции.

«За первые два месяца 2015 года удалось добиться погашения долгов в 140 млн рублей. Это половина от того, сколько мы обычно добиваемся за год. Эта цифра говорит сама за себя — это то, чего мы добились в рамках выдачи предписаний», — отмечает Газина.

По данным Карандашовой, в Ленобласти некоторые компании порой берут кредиты, чтобы выплатить зарплаты. Однако в большинстве случаев они попросту начинают активнее требовать денег, перечисление которых затягивают их контрагенты.

Вместе с тем, надзорные органы помочь трудящимся могут не всегда — например, если человек подписал документ об оплате его работы, в котором было много «подводных камней». В частности, это возможность снижения премиальных выплат, которые порой составляют львиную долю зарплаты, вплоть до 50%. Это дает право работодателю, не нарушив закон, оставить подчиненному лишь оклад.

«Пользуясь случаем, напоминаю, что при приеме на работу нужно внимательно читать все документы и понимать, какая система оплаты труда ждет тебя на рабочем месте», — подчеркивает Светлана Карандашова.