Кто такой, этот самый богатый депутат ЗакСа

Кто такой, этот самый богатый депутат ЗакСа

РассудовЕго задекларированные доходы, перечень квартир и земельных участков не сходят с первых полос петербургских СМИ и упоминаются и по поводу, и без. Особо подчеркивают, что если два года назад его доходы составляли 843,5 миллиона рублей, то в декларации за 2018 год зафиксировано 513 миллионов рублей дохода. «Самый богатый депутат петербургского ЗакСа от КПРФ обеднел на 330 миллионов рублей», — этот тезис стал самым популярным заголовком. Кроме сведений из декларации и нескольких строк официальной биографии, о самом Александре Рассудове неизвестно почти ничего. Родился в Ленинграде в 1974 году, учился в СПбГУ на юрфаке, окончил в 1999. Работал как специалистом — юрисконсультом одного из отделов КУГИ, так и в коммерческой сфере. Затем – в строительном бизнесе. Подробнее здесь. Депутатом городского парламента Александр Рассудов стал впервые в 2016 году. Он не «числится», а работает наравне с другими своими коллегами, состоит в нескольких комиссиях и в комитете по законодательству. Заседания посещает, в обсуждениях принимает участие.

«Петербургский формат» запросил «блиц» у депутата, чтобы лучше понять одного из самых знаменитых и при этом достаточно закрытых политиков Петербурга. Оказалось, что у Александра Николаевича философский подход к жизни и реальное отношение к воплощению любой простой человеческой мечты.

— Александр Николаевич, Вас уже второй год называют самым богатым депутатом городского парламента. Попав в политическую жизнь города, Вы, таким образом, столкнулись с постоянной соответствующей оценкой. Вам это лестно? Как Вы к этому относитесь?
— Сейчас это у меня уже вызывает удивление. Появление таких шаблонов связано с тотальным непрофессионализмом подавляющего большинства СМИ, которые кидаются на эту кость, не вникая и не пытаясь проанализировать ситуацию. Я неоднократно говорил о том, что любой здравый и профессиональный человек, который захотел бы разобраться в этом вопросе, как минимум, прочитал бы и попытался проанализировать ту методику, по которой происходит заполнение деклараций депутатов. И попытался сопоставить с реалиями жизни. И понял бы, что сама по себе декларация является «филькиной грамотой», по которой абсолютно невозможно выяснить, богат человек или беден, обеспечен или в долгах как в шелках. То есть с реальной экономической ситуацией декларация не имеет ничего общего. И из нее нельзя понять, каково мое финансовое состояние.(Ранее Александр Рассудов приводил пример, что если чиновник, например, приобретет имущество на 900 миллионов, а продаст за 700 миллионов, то его доход по декларации будет 700 миллионов. Хотя на самом деле человек не будет в прибыли. А если изначальные суммы заемные, то еще и с достаточно большими долгами – ред.)

— Вы сами считаете себя богатым человеком? Жизнь все-таки дала возможность управлять определенными ресурсами и, наверное, у Вас это хорошо получается, раз появляются некие цифры в декларациях.
— С точки зрения финансовой обеспеченности, если сравнивать мои доходы со среднестатистическими, декларируемыми в нашей стране, то мне, конечно, грех жаловаться. Но люди часто забывают, что работа с финансовым оборотом сопряжена с огромным напряжением, тратой физических и моральных сил. В наше время на самом деле любой человек, который хочет заработать, может заняться бизнесом и преуспеть в той или иной степени, стать как минимум самодостаточным и обеспеченным человеком. Кто-то может стать богатым и очень богатым.

— Наверное, такие доходы все-таки зависть вызывают. Но Вы, вроде, не относитесь к категории наследных принцев с золотыми запасами…
— Я родился и вырос в абсолютно простой, среднестатистической, советской семье. Моя мама была библиотекарем, а отец инженером. У меня никогда не было родственников, связанных с властью и бизнесом, даже со средним бизнесом.

— Ваш первый миллион?
— Даже не помню. Никогда не праздновал даже значительные приобретения в своей жизни. А первая зарплата была, помню, когда я еще был студентом первого курса. Я не был избалован родительским финансированием, а это было начало 90-ых годов. Поэтому на первом курсе подрабатывал, как и многие — в охране и на стройке.

— А как же успех?
— Рецепт — не зацикливаться на суммах, а ориентироваться на те или иные достижения, на преодолении себя. Как и в спорте. Не надо зацикливаться на том, что ты должен обязательно получить золотую медаль. Нужно просто четко понимать, что ты хочешь от самого себя.

— Вам удалось понять, чего Вы хотите от себя в строительном бизнесе?
— Когда мы с женой начинали, мы жили на съемной квартире на улице Карбышева в районе Лесотехнической академии. Естественно, у нас была мечта о своей собственной квартире. За прошедшие годы мы проделали определенный путь. Своя первая квартира у нас появилась позже, и была во Фрунзенском районе. Так и начинается все, с необходимости закрыть собственные потребности. А потом увлекаешься новыми достижениями и новыми высотами. Именно это сопутствовало всем и всегда в бизнесе. Те же, кто сосредоточен исключительно на зарабатывании денег как таковых, как правило, редко достигают какого-то успеха. Это, своего рода, интеллектуальная игра, где очень много зависит от тебя самого.

— Какой последний фильм Вы посмотрели?
— Из того, что вышло недавно, мне понравилась итальянская картина «Место встречи» Паоло Дженовезе. Это тот режиссер, который недавно снял фильм «Идеальные незнакомцы». Наша лента «Громкая связь» ее российская адаптация.

Фильм «Место встречи» вышел в 2017 году, его создатель Паоло Дженовезе лично приезжал в Россию на его премьеру.

Сюжет фильма — В кафе The Place за столом сидит человек, одетый в деловой костюм. Он готов выполнить любое желание посетителей ресторана при условии, что будет выполнены его задания. Задания зачастую звучат ужасно. Загадочный человек утверждает, что он не даёт невыполнимых заданий. Однако, чтобы выполнить задания, нужно пойти против собственных моральных представлений и совершить плохой поступок. Характерно, что, согласно условиям сделок, они могут быть отменены в любое время. Основную часть фильма составляют желания людей и выполнение ими заданий Человека. Фильм заканчивается эпизодом, в котором Человек признается Анджеле, что хочет перестать заниматься тем, что он делает. Анжела говорит, что это можно сделать, забирает блокнот, достает ручку и начинает писать. На последних кадрах фильма показывается столик, за которым, не покидая его в течение всего фильма, сидел Человек. Однако теперь он пуст, а в пепельнице догорает вырванный из блокнота листок тетрадки, символизирующий выполненное задание.

Среди заданий: пожилая женщина, которая хочет вылечить своего мужа, болеющего Альцгеймером, получает задание подложить бомбу в место, где скапливается большое количество людей. Получается, что за жизнь одного человека незнакомец просит уничтожить сотни других. Но не все просьбы человека за столиком отличаются жестокостью — одному из героев Человек дает задание защищать девочку, одной девушке необходимо забеременеть, чтобы вновь испытать единение с Богом. Незнакомец — это некие весы, перекресток, распутье дорог для каждого его посетителя. За этим столиком люди делают выбор, принимают решение — в пользу себя или близких, родных людей, или в пользу тех других, неизвестных. Смысл фильма «Место встречи» заключается в том, что каждый человек в определенный период своей жизни оказывается перед подобным выбором, и этот моралистический момент определяет человека.

— А любимая книга?
— «В поисках утраченного времени» Марселя Пруста. Из наших авторов обожаю Сергея Довлатова. Мне близок дух его произведений. У меня много любимых авторов, среди них и Рэй Брэдбери, и Франц Кафка. А в последнее время, в основном, читаю историческую литературу и литературу, посвященную истории. Причем, не обязательно истории нашей страны.

«В поисках утраченного времени» — полуавтобиографический цикл из семи романов. Публиковался во Франции в промежутке между 1913 и 1927 годами. Начатый в 1909 и на момент смерти автора в общих чертах завершённый (при этом последние три романа были изданы уже посмертно и не были окончательно отредактированы) цикл «В поисках утраченного времени» состоит из семи романов, содержащих приблизительно 3 200 страниц и 1,5 млн слов, где выведено более чем 2 000 персонажей.

— Как Вас занесло в городской парламент? Люди такого склада как Вы, обычно, держатся подальше от политики и от публичности.
— Мне стало интересно посмотреть на то, по каким правилам существует хотя бы региональная политика и возможно ли изменить именно естественным, не революционным, а эволюционным путем существующее положение вещей.

— Эволюционным?
— Да. Потому что революция, как говорили наши предшественники, любит пожирать собственных детей. Любое потрясение уже не является идеальным способом развития. Эволюция же исходит из того, что придумала природа и из того, что доказало свою состоятельность.

— Ваши ожидания от политической жизни оправдались или Вы испытали разочарование?
— У Сергея Довлатова в книге «Филиал» есть такая фраза: «в результате безоблачно ясное неведение сменилось искусительным тревожным полузнанием». Когда я шел городской парламент, я был ближе к тревожному полузнанию и не испытывал иллюзий. У меня не было мысли о том, что вот сейчас я стану депутатом и переверну мир, и при мне все вокруг станет городом-садом. Здесь уместна тактика малых дел. Если привлекли внимание к проблеме, сдвинули с мертвой точки тот или иной вопрос, чуть-чуть жизнь людей стала лучше – уже хорошо. Не надо заниматься гигантоманией. Также как и в бизнесе. Начинаешь им заниматься, проходишь естественным эволюционным путем снизу вверх все ступеньки, постепенно изменяешь мир вокруг тебя, жизнь вокруг себя и жизнь людей, которые рядом с тобой. Также и здесь. Люди же не идут со студенческой скамьи сразу возглавлять компанию Майкрософт или иных экономических гигантов. И Майкрософт и Apple начинали свою жизнь с гаражей. И уже затем постепенно становились крупными мировыми брендами.

— В ЗакСе на комиссиях и комитетах Вы достаточно часто выступаете с комментариями и инициативами, касающиеся не крупного строительного или инвестиционного бизнеса, как многие предполагали, а касающиеся интересов большой массы «маленьких людей», среднего бизнеса, идеологических вопросов, увековечения памяти…
— И даже незаконной торговли. Я возглавляю комиссию по борьбе с несанкционированной торговлей. К нам обращались с жалобами, и мы изучили ситуацию. Объем рынка уличной торговли в Петербурге составляет около 80 миллиардов рублей, из них половина — это незаконная торговля. Под видом ярмарок и фестивалей. То есть проводится якобы культурно-развлекательное мероприятие, а потом оно превращается в вещевые и продуктовые рынки, просто ограниченные по времени. Если раньше главы районов могли сказать, что это не запрещено, то после принятия моих поправок, установлен прямой запрет на подобного рода деятельность. А что касается характера вопросов, которыми я занимаюсь в парламенте: бизнес, из которого я пришел – это одна история, депутатская деятельность – совершенно другая история, гражданская. Они не могут в силу разной природы и характера, смешиваться.

— Вы при этом член КПРФ. Как так получилось?
— Здесь нет идейного или идеологического противоречия. В КПРФ никто и никогда не говорил, что не должно быть богатых людей. Основная идея заключалась в том, чтобы не должно быть бедных. Должно быть равенство возможностей для всех. А в последние годы мы никакого равенства возможностей не видим вообще. Так называемых социальных лифтов для большей части населения.

— Именно поэтому тема социальных лифтов стала предметом Вашей проработки?
— Мы видим, что есть какая-то узкая горстка людей, которые, как выразился один из функционеров нашего времени, считают себя новыми аристократами и новыми дворянами. Они считают, что только они имеют возможность продвижения по служебной и карьерной лестнице во власти. А все остальные являются неким сервисным персоналом. Все остальные должны обслуживать месторождения нефти и газа, обеспечивать транспортировку полезных ископаемых и обслуживать бытовую сферу жизни этих новых дворян. Это совсем не правильно и ни к чему хорошему не приведет.

— Вы были октябренком, пионером, комсомольцем?
— Октябренком и пионером был. В пионеры всех тогда принимали. Помню, это было весной между днем рождения Ленина и первомайскими праздниками. Нас принимали в пионеры на Английской набережной за съездом с Благовещенского моста. Практически напротив обелиска, установленного в память об историческом выстреле крейсера «Аврора» 7 ноября 1917 года. Комсомольцем мне быть уже не довелось, я окончил школу в 1991 году.

— Как люди Вашего поколения, подростки 15- 16- 18 лет встретили крах страны? Это вызвало шок или Вы приняли происходящие события как данность?
— Скорее приняли как данность, поскольку в сознательном возрасте мы не жили в этой стране. А у молодости — свои приоритеты. Нам надо было поступать в ВУЗ. С экономической точки зрения начались не лучшие годы. Я вынужден был обеспечивать себя сам «от а от я». Из моего окружения все начали и учиться, и работать, и пытаться как-то обустроиться в этой жизни. Так что оглядываться, и что-то оценивать просто было некогда.

— Сегодня в среде политиков модно заниматься спортом, все ведут здоровый образ жизни. Чем увлекаетесь Вы?
— Не могу сказать, что я большой профессионал в том или ином виде спорта, хотя в детстве и юности занимался плаванием в школе олимпийского резерва. Сейчас мне нравятся горные лыжи, ролики и велосипед. Но без фанатизма. А для удовольствия. Вот уже потеплело, скоро сезон роликов открою.

— Вы воспитываете двух сыновей. В каком обществе и мире они должны жить, когда вырастут?
— Мне бы хотелось, чтобы они жили не в агрессивном мире, где человек человеку волк, где беды и трагедии соседа воспринимаются как радость и как повод для праздника, а не как повод подставить плечо и помочь. Мне хочется, чтобы они жили в мире, где все имеют равные возможности. Где ценится профессионализм, опыт и знания, где именно талантливые и упорные были бы первыми. Чтобы личностные качества, а не родственные связи продвигали людей по жизни к возможностям, свершениям, падениям и достижениям, поражениям и победам. То есть, в честном мире.

Беседовала А.М., Петербургский формат
Фото