Мертвая точка реновации

Мертвая точка реновации

20190310_154906Законодатели снова пробуют решить проблему домов первых массовых серий в Петербурге и во всей стране. Новый документ о реновации «хрущевок» был представлен как инициатива по изменению федерального законодательства. К слову, наши «хрущевки» 1957-1975 годов — не единственные в мире. На Кубе в тот же период времени стоилось легкое панельное, и почти не отличающиеся по конструкции и по виду, дешевое жилье. Там такие домики называют «фидельками». В силу климатических условий, как и асфальт, положенный на дороги Гаваны еще во времена нашего СССР, как и «Жигули», привезенные из СССР, так и «фидельки» в далекой стране за океаном стояли, и стоять будут. А у нас они уже давно начали «сыпаться».

В Петербурге 12 лет назад, в начале апреля 2007 года губернатором Валентиной Матвиенко был вынесен приговор: «Сносить нельзя реанимировать». Думали, что с запятой после слова «сносить», а оказалось, что без. Потому что нужное место для запятой не определено до сих пор. Разговоры о том, что эти здания еще можно привести в порядок, как ни странно, продолжаются.
До 2007 года в городе проводили эксперименты. И решили, что запятую нужно поставить после слова «сносить». Звучало это так: «Санацию «хрущевок» сменит реновация». После опытов в этой части было решительно заявлено: их санации (то есть полной реконструкции) больше в городе не будет. Тогда озвучивались данные, согласно которым в Петербурге «хрущевки» занимают порядка 8 миллионов квадратных метров. Это 100 кварталов и 2400 домов, в которых живут 12% населения города. Это крупнопанельные, кирпичные и крупноблочные дома. С тех пор статистика не сильно изменилась.

Первый эксперимент по реновации пытались проводить и раньше. В 2003-ем году тогда мэр Москвы Юрий Лужков и власти Петербурга начали реализацию совместного – московско-петербургского – проекта расселения «хрущевок». Для эксперимента выделили два квартала во Фрунзенском районе — 31-й и 18-й, расположенные соответственно южнее реки Волковки и восточнее Витебской железной дороги. 31-й квартал (бывший пустырь) планировалось застроить высотными домами — до 24-х этажей, а в них переселить жителей густонаселенного 18-го квартала, который расположен прямо напротив. После этого старые пятиэтажки планировалось снести. Для реализации проекта специально создали «Московскую инвестиционную строительную компанию». Дом построили, но на этом проект свернулся. Граждане наотрез отказались переселяться. В результате часть квартир была, по слухам, продана. А в другую часть, как сообщала тогда Валентина Матвиенко, были переселены граждане из ветхого и аварийного жилья из других районов.

Потом в Петербурге создали специальную программу реновации, в которую включили множество кварталов. Обсуждали долго, спорили много. Утвердили. Ничего не получилось. Впрочем, и тогда говорили о том, что за 10 лет, в течение которых город надеялся решить проблемы с «хрущевками», еще тридцать три раза все может поменяться: «Так что не исключено, что через год нам расскажут о новом, каком-нибудь «китайско-новозеландском» методе, призванном решить все проблемы», — говорили тогда. Так и вышло.

Новый законопроект, представленный 6 марта на заседании городского парламента, учитывает недавний положительный опыт Москвы и прописывает правила реновации, универсальные для любого региона страны. В новом документе содержится 39 статей, которые охватывают сразу несколько отраслей законодательства. В документе депутаты подробно прописывают возможность финансирования реновации за счет, как бюджета, так и частных средств, привлекаемых от, так называемых, «инвесторов проекта реновации». Предусмотрена возможность государственно-частного партнерства. Можно будет проводить реновацию не только отдельного дома, но и целого квартала, чего нет в московской практике. На освобождаемых территориях, по новому законопроекту можно будет стоить не только новое жилье, но и другие необходимые городу объекты, например, детские садики или школы, больницы или магазины. Определяются в документе разные варианты управления программой. В качестве дирекции по реновации может выступать как бюджетное учреждение, так и коммерческий фонд. Самое главное, что в документе определяется порядок проведения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме для решения вопроса о даче согласия на включение в проект реновации. А так же учитываются права собственников нежилых помещений в доме. Новый дом, в который переселяются граждане, должен находиться в том же квартале, а площадь нового жилья должна быть больше имеющегося на 10 квадратных метров.

Депутат Денис Четырбок, после представления документа Оксаной Дмитриевой, остановился на текущем положении дел, на примере своей территории в Кировском районе. По его словам, из трех кварталов только один подвергся реновации — квартал 2А и 2Г района Ульянки. Изначально планировалось возвести 274 тыс. кв.м., а передать городу около 40 000 кв.м. жилой площади. Однако планы выполнены не более чем на 10%: только 4,4 тысячи кв.м. нового жилья безвозмездно переданы собственникам и Петербургу для расселения домов, подлежащих сносу. По двум другим кварталам процент исполнения равен нулю. Прежде всего, по причине отсутствия по близости пятен под застройку.

Жителей возмужает невозможность проведения в порядок домов программы реновации, хотя все годы исправно платятся взносы в Фонд капитального ремонта. Собираемость взносов по капремонту в «хрущевках» составляет от 95 до 98 процентов.

По мнению спикера ЗакСа Вячеслава Макарова проблему нужно, наконец, сдвинуть с мертвой точки. Кроме того, нужно продумать, как сделать так, чтобы из-за одной семьи, не желающей переезжать или требующей исключительные привилегии, не страдали сотни других, как это часто случается. В противном случае, остро встанут вопросы безопасности граждан, проживающих в «хрущевках». Многие из этих домов, рассчитанные на срок эксплуатации в 50 лет, находятся на грани аварийного состояния. Их даже капитально не отремонтировать. Их придется сносить.

Ф.К., Петербургский формат