Ольга Васильевна Мясникова: «Вместе…»

Ольга Васильевна Мясникова: «Вместе…»

Ольга Мясникова

Прошло две недели с того времени, как Ольга Васильевна Мясникова ушла из государственной молодежной политики. Она написала заявление «по собственному желанию», уволившись из Дома молодежи Санкт-Петербурга. Это событие не оставило равнодушным профессиональное сообщество специалистов в городе. Потому что Ольга Васильевна не просто проработала в сфере государственной молодежной политики 28 лет. В свои 76 лет она является активным человеком со светлым умом, с трезвым отношением к окружающей действительности и с отличным чувством юмора. Она – мерило нравственности, достоинства и уважения. Она говорит то, что думает, не оглядываясь на мнение других, относится с уважением к любому человеку. И самое страшное обычно бывает тогда, когда она промолчит. После ее увольнения мы долго с ней беседовали, и я попросила ее вспомнить наиболее яркие моменты, связанные с разными периодами становления и развития государственной молодежной политики в Петербурге.

Мы рассуждали, кому и зачем это нужно и нужно ли вообще. И я, как Александра Медведева, и она, как Ольга Васильевна, без должностей и со своей свободной жизнью, наполненной яркими событиями и впечатлениями, уже потеряли интерес к тому, что сегодня происходит в Петербурге в сфере молодежной политики. Но мы в итоге решили, что это нужно всем нам: тем, кто с нами работал, и не только в период с 2012 по 2016 годы, и тем, кто однажды придет на руины и, может быть, захочет узнать, с чего все начиналось, что из этого было лучшим. Прочитает, поймет и как-нибудь это использует. Может быть, воплотит в жизнь то, что мы не успели.

По нашей оценке, чтобы возродить утраченное, чтобы полноценно запустить, нужно работать не менее 2-3 лет в режиме 24/7 с полной отдачей и с массой личных вложений. Но, может быть, когда-нибудь найдутся такие же «идейные идиоты» как мы, которым будет не все равно.

— Я пришла работать педагогом — организатором в подростковый центр «Невский» в сентябре 1991 года. В это время началось объединение подростково-молодежных клубов, вышедших из сферы ЖКХ, в подростково-молодежные центры. И этот процесс продолжался до 2000-х годов. Главной задачей, которую мы видели тогда, ради чего и создавали клубы — убрать подростков с улицы. Потому что в голодное время это было миной замедленного действия. Их надо было занять, увлечь, им надо было дать идеи и мысли, позволить творить, а не вытворять. Администрация Петербурга, депутаты ЗакСа и муниципальные депутаты поддерживали молодежную политику в этом направлении, выделялось финансирование на развитие клубов, во всяком случае, в Невском районе. В 2001 году я перешла работать в Дом молодежи Петербурга и руководила отделом по месту жительства до 2011 года. Это был период развития, во многом помогал вице-губернатор Сергей Тарасов, светлая ему память. Он всегда с нами общался, всегда решал вопросы. Работа была интересная и интенсивная. К тому времени активно набирал обороты Фестиваль самодеятельного творчества подростково-молодежных клубов, который зародился в 1996 году. Именно в те годы появился фестиваль «Петербургская жемчужина», очень популярный конкурс «Папа, мама, я — спортивная семья», спартакиада ПМК. В рамках фестиваля проходила выставка декоративно — прикладного искусства. Вроде бы это были маленькие штрихи, но для этой сферы это были – единственные мероприятия. Фестиваль был главным и единственным масштабным событием и поэтому над его наполнением, конкурсным отбором, его подготовкой и постановкой трудились весь год. Вся молодежная сфера, все клубы, все подростки были встроены в создание финального концерта как произведения искусства. Первые мероприятия проходили с использованием подручных материалов. Я помню, как на первых выставках не было стендов, и мы оформляли экспонаты на столах, ящиках. Да и сами экспонаты были невысокого качества. И костюмы для выступлений воспитанников наши коллеги шили из занавесок. Но постепенно Центры крепли, вставали на ноги — появились стенды, а гала-концерт Фестиваля стал проходить в БКЗ «Октябрьский». Кроме того, проводились смотры — конкурсы по направлениям деятельности ПМК и всегда — с торжественным подведением итогов в лучших залах Петербурга. В середине 2000-х стали открываться районные дома молодежи и жизнь в молодежной политике стала еще интересней.

Ольга Васильевна курировала два стратегических направления работы государственной молодежной политики, без личностного авторитета в которых делать было нечего. Первое – методическая работа. Она позволяет собирать ПМК и районные дома молодежи, обмениваться опытом работы, успешными практиками и внедрять лучшие, распространяя на весь город. Второе – аттестация работников этой сферы, которая позволяет повышать коэффициенты и зарплату. В 2011 году комитет по молодежной политике решил, что это делать надо по другому направлению и передал эту работу Центру «КОНТАКТ», который занимается профилактикой девиантного поведения подростков. Передали вместе с Ольгой Васильевной. И опыт не удался. Работа развалилась. Не потому что Центр «КОНТАНКТ» не справился, а потому что эта деятельность родилась в другом месте и для других целей. И она просто не прижилась на другой почве. Как и многое из того, что зародилось именно в ДМСПб и требовало сохранять свой авторских дух. А Фестиваль стали проводить по контракту. И тоже получилось коряво. В 2012 году вопрос возвращения методической работы стал одним из первых для меня. Мы беседовали с комитетом часами, аргументов было много.

-Кто будет заниматься? Зачем вам это нужно?, — спрашивали у меня.
-Мы найдем Ольгу Мясникову, она поможет, она выстроит, обучит новых специалистов.
-Да делайте вы просто Фестиваль, — говорили мне
-Нет, это невозможно сделать отдельно. Только вместе.

В 2012 году убедить комитет не удалось. Только спустя год, в 2013 году, методическую работу вернули. Ольгу Васильевну мы нашли. Она скромно трудилась методистом в одном из учреждений в Невском районе. И, после того, как однажды направление было развалено, отнеслась к пришедшим «за ней» с недоверием.

Мы просили ее вернуться в ее родной 21-ый кабинет. Она говорила, что ей уже за 70 лет, что она уже смирилась и ей хочется на пенсию. «Как можно уйти на пенсию после того, как то, что Вы делали своими руками, уничтожено? Вот надо сначала восстановить, взять лучшее, подключить современное, сделать так, как это было задумано, выйти с 20-ым юбилейным фестивалем, обучить специалистов, передать дело и только потом спокойно уйти на пенсию», — говорила я. Сомнения ее немного рассеялись, и она пообещала подумать.

Мы встречались несколько раз, долго беседовали до ночи, обсуждали планы, мечтали, фантазировали. Она вернулась. С ней вместе вернулись один из лучших режиссеров страны и один из лучших идеологов лучшего режиссера. С ней вернулись встречи, обсуждения, споры, ссоры и итоговые концепции, вырабатываемые часами со всеми руководителями районных учреждений. Мы делали перерывы, мы выходили в крик, мы не выходили из маленького зала до тех пор, пока не приходили к компромиссу, но потом мы рождали шедевры. А Ольга Васильевна всегда была рядом. Если она улыбнулась и кивнула головой – то это хорошо, если поджала губы и промолчала – это катастрофа. Если она недовольна – она придет и скажет. Если кого-то обидят – она заступится, скажет одно слово и все притихнут. Это было всегда элегантно, твердо, красиво, скромно, сильно и стильно.

Формально я была ее руководителем, и она относилась ко мне именно так, как относятся к руководителю: сдержанно и с уважением. Но ее личностный статус никогда не позволял мне относиться к ней как к подчиненной: например, общаться через секретарей или давать указания, принимать решения без пояснений своей позиции или хотя бы чем-то ограничивать свободу действий в ее епархии. У меня были идеи. Мне нужен был результат. И он был всегда.

— Я считаю, что с 2014 по 2017 и Доме молодежи наметился подъем. Работали все отделы: патриотика, международный, отдел работы со студентами, с общественными организациями, информационно-аналитический, вернулась работа с районными учреждениями по делам молодежи Петербурга. Пришла замечательная молодежь, у всех было желание работать. Проходили интересные мероприятия: шахматы с живыми фигурами на Дворцовой площади на тему Великой Отечественной войны и истории государства российского, мероприятия с проходом с дирижаблями в день освобождения Ленинграда от фашистской блокады, знаменитые «кораблики» в День памяти и скорби, белые голуби 75 дней подряд за 75 дней до начала войны, тот самый ХХ-ый юбилейный Фестиваль 2016 года, который мы готовили целый год всем городом и многие другие. И всегда участниками мероприятий были воспитанники ПМК и Домов молодежи. А потом все это стало угасать.

Ольга Васильевна не говорит, почему она ушла «по собственному желанию». Но об этом говорили и говорят, чуть ли не с гордостью, сами участники «масштабной операции по созданию невыносимых условий». Но они забывают о том, что за каждым их словом, за каждым их действием следили каждый день. С надеждой на то, что можно вздохнуть спокойно с пониманием того, что эти люди способны творить, а не вытворять. Творить пока не получилось, а вот вытворить действительно удалось и им по праву есть чем гордиться: достаточно было проявить неуважение и показать пренебрежительное отношение. И задача была решена, заявление об уходе они получили сразу. Они попрощались с Ольгой Васильевной, заочно передав благодарности и поблагодарив через социальные сети. На публику. Для галочки. И посланников отправили в последний день ее работы с предложением подумать и, может быть, вернуться.

Наверное, они чувствуют, что когда будут уходить они, с ними вообще не попрощаются. Даже заочно.

— Сейчас приказано убрать из ПМК подростков до 14 лет. А почему бы не рассмотреть такую возможность: ПМК пусть посещают все желающие, а в Дома молодежи ходит только молодежь с 14 лет? По-моему, забыли главную цель создания ПМК — отвлечь подростков от улицы, организовать их досуг. В последние годы комитет по молодежной политике не уделяет должного внимания развитию районных учреждений по делам молодежи. Последняя инициатива комитета была проявлена при Сергее Гришине (руководил сферой с 2003 по 2011 годы). Тогда комитет разработал программу развития районных учреждений и под нее город выделил 800 миллионов рублей.

А теперь… не стало мероприятий, объединяющих подростков и молодежь города, мероприятий, которые готовили они сами.

В свой последний рабочий день Ольга Васильевна сменила аватарку в ВК. И поставила свою фотографию, сделанную на фоне пресс-вола периода 2014-2016 годов. На нем Дом молодежи обозначен тем логотипом, который мы вырабатывали, рисовали и сочиняли тогда, когда всё и всегда мы делали все вместе.

Д.М., Петербургский формат