Поиски участников Великой Отечественной. На лавочках их больше нет

Поиски участников Великой Отечественной. На лавочках их больше нет

Каждый год в преддверии 9 мая мы вспоминаем подвиг наших защитников. Тех, кто проливал кровь на фронтах Великой Отечественной, не боясь, что имена многих из них со временем забудутся. Каждый год мы говорим о том, что участников военных действий становится все меньше. Корреспондент Петербургского формата прочувствовала на себе – насколько это меньше и как оно ощущается. И да, это так – уже никто не окрикнет в очереди в Сбербанке, на почте или в магазине: «Да как Вы смеете, да я в окопе на передовой сидел!», или «Да я в танке горел», «Я до Берлина дошел!». И когда-то, будучи недовольными, сегодня мы уже скучаем по этому ворчанию.

В преддверии 73 годовщины Дня Победы дети будут любоваться парадом, кто-то поднесёт цветы к обелиску в дань памяти погибшим, а некоторые будут вспоминать своё трудное военное время, лёжа дома или в больничной палате.

К сожалению, почти у всех ветеранов проблемы со здоровьем, лишь самые стойкие способны посещать торжественные мероприятия и рассказывать людям о войне глазами простых солдат. Мы почти уже не можем поговорить с очевидцами тех событий, просто выйдя во двор или прогулявшись за хлебом. Наших героев становится все меньше.

Как бы страшно это ни звучало, но те, кто проливал кровь за мирное небо в 1941-1945 годах, каждый день умирают или теряют рассудок. Говоря об этом, мы не так четко осознаем всю трагичность сложившейся ситуации: кажется, еще совсем недавно ветераны могли высказать своё авторитетное мнение на тему мира и войны, за проявленное неуважение со стороны собеседника привести аргумент о том, что они были в боях и знают цену жизни. Но сегодня нашим спасителям уже за 90 лет! Воспоминаниями еще могут делиться те, кто встретил войну будучи ребёнком, но навсегда запомнил, что такое ужас ночных бомбёжек и пепельно – черный кубик хлеба. Жители блокадного Ленинграда, бывшие в те дни детьми.

Согласно статистике, на 2016 г. в стране проживало 195 200 участников и инвалидов ВОВ, а в конце 2017 г. их насчитывалось уже 123 989.

Для того, чтобы понять и ощутить насколько их мало, корреспондент «Петербургского формата», вышел в город. Поводом стал обсуждаемый в ЗакСе Петербурга проект федерального закона, который предлагает внести изменения в ФЗ «О ветеранах» и ФЗ «О государственном пенсионом обеспечении в Российской Федерации». Законопроектом предусматривается исключение такого критерия как проживание в блокадном Ленинграде в период блокады не менее 4-х месяцев для получения знака «Житель блокадного Ленинграда». Нам стало интересно, что же думают по этому поводу участники ВОВ, и с целью опроса мы решили найти героев на улицах Петербурга. Но все оказалось намного сложнее…

День 1. Журналист — по инстанциям.

Я решила пройтись по местам, где просто обязана была встретить хоть одного ветерана. Ведь кому-нибудь из них срочно надо отправить письмо по почте, оплатить коммунальные услуги в «Сбербанке» и заглянуть в «Пенсионный фонд» за положенной пенсией. Убеждённая в логичности своих мыслей, я открыла дверь «Сбербанка России». Ко мне подошла дружелюбная девушка-консультант и поинтересовалась, не нужна ли помощь. Я лишь попросила показать, где находится окно «Вклады и пенсии», и через мгновенье уже сидела напротив него, слушая голос диктора, который монотонно вызывал людей к окошкам.

Так прошло, наверное, минут 10, потом еще 20, и только спустя полчаса рядом оказалась женщина пенсионного возраста. Мы разговорились об услугах банка, и в разговоре я упомянула, что ищу участников ВОВ. Реакция женщины, была весьма неожиданной. «Уууу, удачи вам с поисками» — произнесла женщина словно с каким-то сочувствием. Я поинтересовалась, почему же тех, кто спасал наши жизни, сейчас так трудно найти и услышала короткий ответ: «Так почти все умерли».

Моя собеседница рассказала о том, что она хоть и не является ветераном, но продолжает общаться со своей знакомой — жительницей блокадного Ленинграда. Её подругу зовут Людмилой, знает она её с самого детства, но общаться стала совсем недавно. «У неё муж умер, кстати, ветеран ВОВ, ей поддержка нужна была. А тут я появилась. Переехала в город из-за дочери. Так и стали общаться». «Номер «А048», подойдите к окну №3» – прервал наш разговор электронный диктор. Женщина в спешке стала собирать вещи, и я только тогда заметила, что она опиралась на трость.

Заплатив за счета, моя знакомая удалилась. Я осталась опять одна, а в голове крутилась мысль: «Я даже не спросила её имя». Прошло еще немного времени, прежде чем в банк зашёл пожилой мужчина и встал у автомата по выдаче талонов. Он выглядел явно смущённым и не понимал, что нужно делать. Дружелюбная девушка-консультант куда-то убежала. И я, пользуясь случаем, решила помочь.

— Добрый вечер, Вы с какой целью? Карту оформить? Пенсию получить? Или, может быть снять наличные? — спросила я у дедушки.

— Да мне бы сберкнижку проверить, сын должен был деньги прислать — ответил мужчина.

— А, ну тогда Вам нужно выбрать «Вклады» и подойти к окну, которое увидите на табло» — объясняла я. Перед Вами уже 12 человек, так что, может, присядете?

— Да, спасибо, Вы очень хороший консультант.

— Прошу прощения, но я здесь не работаю, — улыбнулась я. Дедушка находился в недоумении, и я решила ему объяснить, зачем я здесь.

— Ой, внучка, это ты не туда пришла, тебе бы в больницу надо сходить, может там ветеранов встретишь. Те, кто воевал, уже давно к койке привязаны. Я вот, труженик тыла, не воевал, а всё равно со здоровьем проблемы, — рассказал мужчина, — раньше все молодыми были, могли и на улицу выходить, кто-то даже спортом занимался — бегал по утрам, представляешь? А сейчас что…

Сергей Иванович еще много рассказал мне о военных действиях, о страшном для всей страны времени и об отношении современных людей к Отечеству. «Вот умрём мы все, никто ведь воевать не пойдёт, ну дай Бог, чтобы этого не случилось».

Я взглянула на время и поняла, что режим работы «Почты России» ограничен, и мне нужно спешить. Попрощавшись с Сергеем Ивановичем, я вышла на улицу. Оба разговора зародили сомнения в том, что найти ветеранов еще можно. Я шла по улице, а в голове крутились обрывки фраз: «Умерли… В больнице лучше искать… ууу, удачи». Я не заметила, как подошла к «Почте». Захожу внутрь, а там только молодые люди, ни одного пенсионера, не то, чтобы ветеран был. «Видимо, все посылки из интернет- магазинов получают» — подумала я и решила, что на сегодня поисков достаточно.

День 2. Журналист – по магазинам.

Я решила совместить поход в магазин и своё расследование. Поэтому моя задача – найти ветеранов в гипермаркете и поговорить с ними. Вот так просто, в непринуждённой обстановке среди полок с продуктами. Первая попытка заговорить с пенсионерами провалилась – они очень спешили и не были готовы со мной беседовать. Однако, мне повезло: я нашла жительницу блокадного Ленинграда, Валентину Сергеевну, которая согласилась помочь мне разобраться. Я сразу же задаю мучающий меня вопрос: «Можно ли встретить участников войны на улице, где-то во дворике или в магазине?».

-Ну, во дворике, скорее всего, можно, но так его ещё найти надо – улыбается Валентина Сергеевна. Но если вдуматься, то неужели ветераны боевых действий не выходят за пределы своих домов и квартир? Неужели, для того, чтобы пожать руку, тому кому ты, по сути, обязан жизнью, нужно посетить специальное мероприятие или ждать 9 мая?

Мы еще долго гуляли с Валентиной Сергеевной и говорили о войне. Она мне рассказывала, что родилась в первый месяц блокады и, будучи маленькой, прошла через голод и смерть, находясь в городе до его полного освобождения. Рассказала, что у большинства её знакомых – проблемы со здоровьем.

«Вы не встретите сейчас ветеранов боевых действий, поймите, попробуйте обратиться в управляющую компанию, у них должна быть информация о ветеранах данного района. А лучше съездите в какую-нибудь организацию, может там вам расскажут что-то интересное.»

Попрощавшись с Валентиной Сергеевной, я вышла из магазина. «Опять забыла купить продукты» — вздохнула я и отправилась домой.

День 3. Жители блокадного Ленинграда

На третий день я направилась в Санкт-Петербургскую общественную организацию «Жители блокадного Ленинграда». Я думала, что, может там мне расскажут, где можно найти ветеранов-участников. А может я их встречу прямо на месте. Первой, кто согласился мне помочь, была Людмила Павловна. Она провела меня в свой кабинет и даже предложила чай. В такой, немного домашней обстановке мы начали разговор. Оказалось, что Людмила Павловна – житель блокады и ветеран, но только в боевых действиях участия не принимала. «Я была еще совсем маленькой, когда началась война. Помню и холод, и горящие полуразрушенные здания, и неработающую канализацию, а боёв не помню».  Женщина признаётся, что её вклад в победу неописуемо мал: «Я просто выжила, а тех, кому мы по-настоящему обязаны Победой уже, скорее всего, забрало время…»

Дни в преддверии. Смольный. ЗакС.

Раиса Уман

4 мая в Смольном вручали ключи от новых квартир ветеранам Великой Отечественной войны, нуждающимся в улучшении жилищных условий. Это вручение проходит в Смольном ежегодно. Указ об обеспечении жильем был выпущен в 2008 году. И с того времени город выделил квартиры и субсидии более чем 12 тысячам ветеранов. В 2018 году ключи вручали 13 ветеранам. Все они встали на учет в 2017 и 2018 годах. И среди 13 человек только одна женщина – участница боевых действий. Остальные- жители блокадного Ленинграда.

Раисе Павловне Уман 93 года. На момент начала войны ей было всего 18. Она принимала участие в битве на Курской дуге, освобождении городов Белоруссии и Польши, в штурме Берлина. 9 мая 1945-го она вместе с боевыми товарищами расписалась на стене Рейхстага. Она приехала в Смольный вместе с супругом Моисеем Семеновичем, летчиком, полковником в отставке, с которым они 70 лет живут вместе.

Как сказал на этой церемонии губернатор Петербурга Георгий Полтавченко, мы все в неоплатном долгу перед ветеранами. И как можем, этот долг мы отдаем. «Рад, что сегодня у города есть такая возможность – оказывать помощь людям, которым мы обязаны тем, что живем сегодня, что у нас есть счастье мирно трудиться, воспитывать детей, развивать наш город. За это вам низкий поклон. Санкт-Петербург гордится вами, любит вас и будет делать все для того, чтобы ваша жизнь была интересной, насыщенной, а главное – чтобы то доброе начало, которое вы несете в себе, переходило к новым поколениям», — сказал губернатор. Он сообщил, что в прошлом году на жилищный учет были приняты 168 ветеранов. 111 уже получили жилье,  36 – субсидии. В этом году на учет приняты 25 ветеранов, и многие из них получили документы на квартиры уже сегодня.

28 апреля в Мариинском дворце состоялся торжественный прием Законодательного Собрания Петербурга, посвященный 73-й годовщине Победы советского народа в Великой Отечественной войне. В мероприятии приняли участие руководители и члены ветеранских общественных объединений. Там, в Мариинском дворце тоже можно было встретить немного участников боевых действий.

«День победы – это не просто история, великая история, великого государства. Это пронзительная память, суровая горесть и великое величие и торжество. Она навсегда золотыми буквами будет вписана в мировую историю. Бессмертный полк, который пойдет 9 мая в Петербурге, когда собираются миллионы жителей нашего города – это еще раз напоминание всем, что мы передали и передаем генетический код победителей, передаем традиции молодому поколению. С ними память, а значит те победы и та сила, которая была у наших предков. Пока мы живы, мы должны помнить и мы будем помнить», — сказал на приеме Вячеслав Макаров.

К Дню Победы

8 мая в 10:30 состоится торжественно-траурная церемония возложения венков и цветов на Пискаревском мемориальном кладбище. В 15 часов – концерт в БКЗ «Октябрьский».

9 мая в 10 часов утра — парад войск Санкт-Петербургского гарнизона Западного военного округа на Дворцовой площади. В 14:30 — проезд ветеранов на ретро-автомобилях, прохождение участников Всероссийского патриотического проекта «Бессмертный полк» по Невскому проспекту от площади Восстания до Дворцовой площади. В 16 часов на Дворцовой площади – праздничный концерт.

Улицы будут перегораживаться, в телевизору покажут как будут проходить шествия. Но участников боевых действий будет гораздо больше на портретах – портретах в шествии Бессмертного полка. Но мы не можем принять тот факт, что наших героев становится в разы меньше. Люди уходят, болеют и медленно стареют в домах престарелых. Их имена со временем забываются, а об их подвигах смогут рассказывать уже только их дети.  Оглянитесь вокруг, их почти  нет рядом с нами, и это – самое страшное. И мы просто должны помнить. И достойно нести эту память.

Л.Б., А.М., Петербургский формат