Пока нет снега, темой дня стал ФКР, балкон — и все без СКК

Пока нет снега, темой дня стал ФКР, балкон — и все без СКК

Мариинский ЗакСОбычно на Час правительства в Мариинский дворец в конце января вице-губернаторы и главы комитетов, курирующие сферу ЖКХ, приезжают для того, чтобы объяснить, почему улицы Петербурга не убираются от снега. А депутаты их приглашают для того, чтобы услышать, что зима в очередной раз нагрянула неожиданно. Но ни в конце 2019 года, ни в новогодние праздники, ни в январе, снег всерьез не выпадал. Зима неожиданно не пришла. Поэтому Николай Бондаренко приехал к депутатам с другой темой.

Повышение почти в два раза взносов в Фонд капитального ремонта в платежках граждан Петербурга не было должным образом аргументировано до того, как новые суммы появились в квитанциях. Некоторые политически образованные граждане узнали об этом из фейсбука с страницы депутата Бориса Вишневского. Он показал, что там, где значился тариф в 4-5 рублей в месяц с квадратного метра квартиры, теперь стоит цифра 8 или 9. Сами взносы в итоге небольшие, они в 2019 году варьировались в пределах 200-400 рублей в месяц в целом по городу. Но возросли до 400-900. И если, как отметил позже на брифинге спикер ЗакСа Вячеслав Макаров, некоторые, например, живущие на Крестовском острове, даже не замечают квитанций ФКР, то для многих граждан даже незначительное изменение тарифов существенно. Для справки, в пятимиллионном мегаполисе порядка 3,5 миллионов человек являются получателями различных видов льгот. Значит в той или иной мере являются нуждающимися в них. И лишние 300 рублей в месяц для них – это, пусть и незначительное, но все же перекроение семейного бюджета.

Сложность системы ФКР связана еще и с тем, что когда этот Фонд появился в 2014 году, он вызвал скептическое отношение у граждан. Многие с непониманием отнеслись к новым типам квитанций, некоторые даже предполагали, что это – происки мошенников. Непонятно, куда пойдут собранные средства, и как они будут распределяться для осуществления ремонтных работ жилых зданий в городе.

Николай Бондаренко открыл на заседании другое видение, рассказав, откуда появился ФКР, высоки ли на самом деле тарифы и куда идут средства. По его словам, всего в наших домах предусматривается 7333 различных видов работ. От замены лифтов, до спасения «мокрых зон», которые превращаются в аварийные конструкции и могут привести к обрушению зданий (в городе 1337 таких объектов, на ремонт которых необходимо 3 миллиарда рублей). Он также сообщил, что собираемые средства – не единственный источник финансирования капитального ремонта домов. Из бюджета города выделяются 3 миллиарда рублей в год. Это в три раза меньше, чем собиралось по квитанциям в прошлом году и в четыре раза меньше, чем планируется собрать по новым тарифам в 2020 году. Объем ФКР должен составить чуть более 13,5 миллиардов рублей. На вопросы депутатов, будут ли повышаться тарифы в текущем году по этой статье, Николай Бондаренко ответил отрицательно. На вопросы о перспективах на будущие годы, ответил уклончиво.

Обернувшись к истории вопроса, Николай Бондаренко рассказал: к 2014 году выяснилось, что для ремонта всего аварийного жилого фонда в городе нужно в год по 20 миллиардов рублей. Для этого тариф должен был быть порядка 20 рублей с квадратного метра. Но когда ФКР создали, плата была установлена в 10 раз меньше – по 2 рубля с «квадрата». Сейчас она возросла до 8-9 рублей. Но в Москве она составляет все 18 рублей. В других крупных городах России – по 9-11 рублей.

Крутиться вокруг заниженных тарифов сложно. Особенно с учетом того, что и стоимость работ уже выросла в 1,5 раза и количество объектов программы расширяется. Ведь еще в 2015-2016 году капитальным ремонтом зданий в Петербурге еще не занимались. А сейчас в городе вплотную взялись за «хрущевки». В августе 2019 года губернатор Петербурга Александр Беглов выезжал на осмотр приведенных в пригодное состояние домов первых массовых серий на проспекте Маршала Блюхера. Тогда было озвучено, что Фонд капитального ремонта и жилищный комитет уже отремонтировали в Петербурге 140 подобных домов, заменив резину в швах на современные материалы, отбив обрушающуюся плитку, покрасив стены, заменив окна и укрепив балконы.

Цена работ по одному объекту варьируется от 50 до 100 миллионов рублей. Александр Беглов, тогда общаясь с жителями, вспомнил, что это — дома постройки конца 60-х годов и обратил внимание на необходимость утепления внешних панелей. Особенно тех квартир, где в уступах дома в одной комнате две-три стены внешние и все с окнами.

Еще одна тема – лифты. Как рассказывал в августе 2019 года глава Жилищного комитета Виктор Борщев, в Петербурге в год заменяется порядка 1000 лифтов. На эти нужды выделяется ежегодно 2,5 миллиарда рублей. Но этого очень мало, так как на начало 2019 года было заменено 15 процентов лифтов, к середине года — порядка 20 процентов. А срок эксплуатации лифта составляет 25 лет. И многие давно этот срок выработали.

А по окончании Часа правительства глава парламента пояснил, зачем на эту тему вообще разговаривали в Мариинском дворце.

«Люди имеют право знать, на что идут деньги, и какие программы реализуются. Каждый человек хочет видеть результаты проведенных работ. И когда мы говорим о росте тарифов, мы должны его обосновать. У нас тут уже появились «советчики», некоторые управляющие компании. Дают советы жителям, тем, кто возмущается ростом тарифов, мол, переезжайте, если не нравится. С людьми надо разговаривать и терпеливо объяснять принятые решения. Не повышать голос и не выражать эмоций» — сказал Вячеслав Макаров на брифинге.

Но само заседание началось со смежной темы – запрета на остекление балконов. Приняв в декабре прошлого года закон о внесении изменений в закон об административных правонарушениях, устанавливающих штрафы, депутаты не подумали последствиях. Несмотря на то, что в нашей стране законы обратной силы не имеют, многие рассмотрели этот нормативный документ как указание на демонтаж всех конструкций балконов. Сегодня статья 18 закона звучит так:

«Самовольное, в нарушение правил благоустройства территории Санкт-Петербурга, изменение фасада здания, сооружения, включая размещение (устройство) дополнительных оконных проемов, дополнительного остекления, дополнительных входов, дополнительных входных групп, козырьков, навесов, инженерного и технического оборудования фасадов зданий, сооружений, а также ликвидацию оконных и дверных проемов посредством их закладки строительными материалами или специальными заполнениями, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до пяти тысяч рублей; на должностных лиц — от трех тысяч до тридцати тысяч рублей; на юридических лиц — от двадцати тысяч до ста тысяч рублей».

Поэтому на заседании 5 февраля был принят за основу законопроект, разработанный фракцией «Единая Россия» по поручению спикера ЗакСа Вячеслава Макарова, которым к этой статье добавляется Примечание. В нем говорится о том, что соответствующее действие по остеклению балконов должно считать противоправным, если оно совершено после 11 января 2020 года, то есть после вступления в силу предыдущего закона.

Несмотря на то, что сама инициатива была поддержана даже оппозицией, споры по однозначности восприятия этого законопроекта возникли. Депутат Михаил Амосов вообще чуть было не поругался с главой парламента: в своем выступлении Амосов заявил, что случилась сенсация, так как «Единая Россия» наконец-то сделала «хоть что-то хорошее». Вячеслав Макаров его после произнесения этого тезиса прервал:

— Я понимаю, Администрация Вас готовит по округу Дроздова и Вам разрешено «молотить» все, что угодно, все, что Вам придет на ум. Вам разрешено это. С Вами уже состоялись переговоры, видимо. «Сенсации», «Единая Россия». Причем тут «Единая Россия» что-то сделала хорошее»? Вы-то что сделали хорошее?…

— Дорогой Вячеслав Серафимович, вообще-то Вы, как председательствующий, не имеете права меня прерывать.

— Я имею право вас прерывать…

Дальнейшая дискуссия была уже не столь интересна.

Напомним, что до 2005 года балконы и лоджии считались частью квартир. Однако затем они стали считаться общедомовым имуществом. Но основная проблема заключена не в этом, а в том, что законодателя пытаются разработать такой механизм, который в историческом центре не позволит коммерсантам прорубать капитальные стены и остеклять уникальные фасады как вздумается, так как они собственники. При этом не затронет жителей «спальных районов», которые живя в не очень больших квартирах, часто, остекляя балконы, добавляют дополнительные 2-3 «квадрата» к квартирной площади, такие нужные в быту. Ведь если в старинном здании балкон часто – декор, то в «спальных районах» с сентября по май балконы пригодны только для «холодного хранения». Причем, даже после остекления, если не сделано дополнительное утепление.

Если бы закон остался в прежнем виде, в городе могла бы развернуться «война с неугодными соседями». Это, несомненно, отвлекло бы миллионы граждан от обсуждения поправок в Конституцию, повышения тарифов, отсутствия снега и даже обрушения СКК. Но виноваты во всем оказались бы депутаты, причем, как всегда, самой крупной партии. А им этого в период предварительной подготовки к выборам в 2021 году, совсем не надо.

А.М., Петербургский формат