После лета Романа Зверя: «Вроде можно говорить, а молчат. Вроде ничего не будет, а боятся»

После лета Романа Зверя: «Вроде можно говорить, а молчат. Вроде ничего не будет, а боятся»

Зверь Роман

Роман Зверь и дом на Боровой улице, где жил Майк Науменко

Художественный фильм Кирилла Серебренникова «Лето» о жизни рок-музыканта Майка Науменко и его друзей наделал много шума еще во время съемок. На днях в прокат выйдет документальная картина «После Лета», в которой прототипы героев, в том числе и вдова Майка Науменко, Наталья поделятся своими воспоминаниями.

По словам Романа Зверя, сыгравшего в «Лете» главного героя, петербургские рокеры неохотно шли на контакт со съемочной группой. Некоторые и вовсе заявили, что история, рассказанная в картине – ложь от начала до конца. Дело в том, что Кирилл Серебренников решил показать жизнь петербургских рок-музыкантов через историю любовного треугольника. Якобы между Виктором Цоем и будущей супругой лидера группы «Зоопарк» Майка Науменко — Натальей — были романтические отношения. Эта любовная линия основана на воспоминаниях Натальи Науменко, отрывки которых были опубликованы в книге Александра Житинского «Цой Forever. Документальная повесть». Так ли это на самом деле было, сегодня понять сложно. Из трех главных героев жива только Наталья.

В день смерти Майка Науменко, 27 августа, журналисты, коллеги и друзья, вместе с Романом Зверем вспомнили рок-музыканта. Сначала все поехали во двор на Боровой улице, 18. Именно здесь на последнем этаже в 16-ти метровой комнате жила семья Науменко. Несмотря на то, что квартира была коммунальной, ее двери почти никогда не закрывались. Музыканты, приезжавшие на берега Невы, останавливались у Натальи и Майка. Но в фильме «Лето» действие разворачивается не на Боровой, где до сих пор коммуналка, а на Кирочной улице.

«Целую неделю мы пили и пели»

«Когда впервые собрались на съемках фильма, мы как раз обживали квартиру Майка. Чтобы лучше познакомиться и найти общий язык, погрузились в атмосферу того времени. Первую ночь провели с портвейном, бычками в томате, докторской колбасой и водкой. Естественно всю ночь пели под гитару песни Майка и Цоя. Именно на Кирочной мы познакомились с нашим корейским другом Тео Ю, который сыграл Виктора Цоя. С ним произошло маленькое недоразумение, Тео не знал, что ему придется петь. Но он проделал грандиозную работу, и за неделю выучил порядка десяти песен Цоя. Тео пел «Мое настроение…» — а мы все подпевали. И так родилась эта особенная атмосфера, которую отмечают все, кто видел фильм», — рассказывает Рома Зверь.

Впрочем, знакомство за рюмкой растянулось на целую неделю. Это помогло съемочной группе как следуют раскрепоститься, сдружиться и стать большой семьей. Как выяснилось, Рома Зверь никогда не был в культовом Ленинградском рок — клубе на улице Рубинштейна 13. Сегодня здесь находится театр «Зазеркалье».

В фильме «Лето» съемки проходили на сцене ДК моряков в Кронштадте. Концертная сцена снималась ровно год назад, в день смерти Майка, а за несколько дней до этого по подозрению в мошенничестве был арестован Кирилл Серебреников.

Съемки после ареста Серебренникова

«Кирилл сделал уникальную вещь. Он создал такую обстановку еще до съемок фильма, которая собственно и помогла завершить картину уже без него. Как-то на площадке он сказал, что если режиссер все сделал правильно: создал нужный тон и вектор настроения, то фильм, в какой-то момент, начинает снимать сам себя, без режиссера. Так и получилось. Конечно, все происходящее было неприятно. Будем надеяться, что это безумие когда-то закончится. Но тогда мы еще не понимали, что происходит. Кирилл смог через своего адвоката передать нам записку, в которой просил не прекращать работу над фильмом. Нам было очень не просто, ведь мы потеряли контакт с режиссером. Фактически работали вслепую. Через адвоката передавали Кириллу отснятый материал и получали от него наставления, в ту или не ту сторону мы двигаемся. Он дома все монтировал сам. В октябре начали работу над саунтреком, завершили его в феврале. Постоянно что-то приходилось переделывать. Буквально уже перед Каннским фестивалем доделывались последние штрихи», — вспоминает Роман Зверь.

Целый год жил жизнью Майка

Рома Зверь практически год жил жизнью Майка Науменко. Он не писал в это время песен, группа «Звери» не давала концертов. По его словам, с Натальей он общался мало, но когда она его впервые увидела в гриме, то расплакалась.

«Нас познакомил Кирилл, мы тогда снимали сцены на Финском заливе. Это была душещипательная встреча. Я понимаю, почему Наталья плакала. Ведь мы просто играли свои роли, а для нее это — целая жизнь. Ей все это приходится вспоминать, а это очень тяжело, — говорит Роман Зверь.

Кстати для музыканта это был дебют в кино, и пока он не уверен, будет ли продолжать сниматься дальше.

«В России, к сожалению, с кино, театром, да и любой другой сферой, очень много проблем. Государство дает деньги театрам, и они оказываются у него в заложниках. Сейчас многие начинают вспоминать прошлое. Не знаю мне кажется, что сейчас все идет по-другому. Но прошлое постепенно начинает наползать. Откуда, зачем, я не могу понять. У меня это в голове не укладывается. Вроде бы мы все свободные, а вроде бы и нет. Вроде бы можно сегодня говорить, а все молчат. Вроде бы ничего не будет, а все боятся. Страшно людям, всех запугали», — говорит Роман Зверь.

Последней точкой нашей прогулки по памятным местам Майка Науменко стал Дворец Спорта «Юбилейный», где состоялось его последнее выступление. Вместе с группой «Аквариум» Майк спел «Пригородный блюз». Здесь 8 декабря группа «Звери» даст свой традиционный концерт. Естественно, на нем прозвучат песни из репертуара группы «Зоопарк».

В.К., Петербургский формат