В деле Юлии Шик и Андрея Зайцева намечается, возможно, затягивание судебного процесса

Технология затягивания судебного процесса с использованием не запрещенных законом оснований, нашла применение в громком бракоразводном процессе Юлии Шик и Андрея Зайцева, с основным вопросом по определению места жительства детей.

Напомним, что несовершеннолетние 3-х и 5-летний сыновья Юлии Шик и Андрея Зайцева с осени прошлого года проживают с отцом. Так сложились обстоятельства после того, как Андрей Зайцев отправился с сыновьями на отдых в Грецию на 10 дней, но вернулся из заграницы только через несколько месяцев. Юлия Шик в декабре подала в суд исковое заявление о разводе и об определении места жительства детей для того, чтобы вернуть совместное проживание с ними. Однако суд вынес определение, по которому, до окончания разбирательства мама может видеть детей только 2 часа в неделю, по пятницам, с 18 до 20 часов. При том, что с момента рождения и до осени прошлого года дети всегда находились с матерью. Так было и в течение всего 2017 года, когда отец детей Андрей Зайцев завел себе отношения с другой женщиной и в семье появлялся по выходным.

В ходе по решению Ленинского районного суда в мае 2018 года в течение месяца должна была проходить судебная психолого-педагогическая экспертиза, производство которой поручено АНО «Центр судебной экспертизы «ПетроЭксперт». В конце апреля стороны были извещены о необходимости оплатить услуги экспертов до 4 мая 2018 года и явиться вместе с детьми на саму экспертизу 8 мая 2018 года.

Андрей Зайцев на экспертизу с сыновьями не явился. Как сообщила Юлия Шик, ею было получено извещение от 5 мая 2018 года телеграфом о том, что ее супруг с сыновьями отправился на отдых в село Дагом в республике Северная Осетия до 27 мая. Другим извещением ей предложено встречаться с детьми дополнительно по воскресеньям, также в течение 2 часов во время прогулки. Предположительно данные действия были предприняты для того, чтобы дети в течение месяца, находясь на отдыхе, смогли лучше узнать отца, сильнее привязаться к нему и отвыкнуть от матери, что позже может зафиксировать экспертиза.

Суд, в свою очередь, может расценить подобную причину не прохождения экспертизы уважительной. А также может не признать подобные действия уклонением от ее проведения, так как законодательством однозначно не определено, что в таком случае является уклонением и подобные вопросы остаются на усмотрение суда.

Юлией Шик были также предприняты действия для реализации своих родительских прав в определенном судом объеме: она направила 8 мая супругу сообщение с просьбой сообщить, где точно находятся дети в Северной Осетии, чтобы она могла навестить их 11 мая в пятницу с 18 до 20 часов. Однако ответа от Андрея Зайцева не последовало.

Подробнее об истории бракоразводного процесса с определением места жительства детей, Петербургский формат писал в материале «Дети, ставшие носками…». А материале были установлены совпадения в выборе специалистов и экспертов со стороны отца с аналогичным делом, по которому другим судом в прошлом году уже вынесено решение об определении места жительства детей с отцом, а не с матерью. О деле стало известно после вмешательства Законодательного Собрания, заступившегося за молодую маму, разлученную с детьми. ЗакС направил обращение в Верховный суд с просьбой держать подобные дела на личном контроле. Спикер парламента Петербурга Вячеслав Макаров заявил, что с личного контроля дело снято не будет.

Справка:

Дагом (осет. Дагом) — село в Алагирском районе Республики Северная Осетия — Алания. Село основано потомками древнего рода Кусагоновых, который генеалогически связан с Ос-Богатаром. Так же, этому селу приписывают одно из центральных значение в судебной системе средневековой Осетии, как месту, где примирялись кровники и свершались суды. От аэропорта во Владикавказе до села на автомобиле можно доехать примерно за 1,5 часа.

В 1861 г. в Дагоме насчитывалось 19 дворов, в которых проживало 158 человек. 78 мужчин и 80 женщин. К 1886 г. население Дагома выросло, и дворов стало уже 22. В 1940 г. в колхоз входило 53 двора, общим числом 294 человека. По данным переписи 2010 года, в селе на постоянной основе проживает 8 человек.

Фото с сайта Потерянная Осетия